О дольменах в книгах В. Мегре

Местонахождение дольменов в Украине, России и других странах. Мысли, впечатления людей, возникшие после посещения дольменов).
Аватара пользователя
Вячеслав Богданов
Сообщения: 693
Зарегистрирован: Ср апр 09, 2008 10:23 pm
Откуда: родовое поселение Благодатные родники, Одесская обл.
Контактная информация:

О дольменах в книгах В. Мегре

Сообщение Вячеслав Богданов » Ср май 28, 2008 1:00 pm

О дольменах в книгах В. Мегре

Просмотреть книги В. Мегре можно здесь http://book.anastasia.ru или здесь http://gazeta.bytdobru.info/rodina/knigi_megre.php

Вот что говориться о дольменах в книгах В. Мегре.

КНИГА 2 В. МЕГРЕ "ЗВЕНЯЩИЕ КЕДРЫ РОССИИ", ГЛАВА "ТВОИ СВЯТЫНИ, РОССИЯ!":
"Я спросил у Анастасии:
— Часто ли встречаются Звенящие Кедры?
— Очень, очень редко, — ответила она, — может быть, два-три за ¬тысячу лет. Сейчас кроме этого, спа¬сённого, есть ещё один, и его можно спилить, использовать по назначению.
— Что означает — “использовать по назначению”, в чём оно?
— Великим Интеллектом Вселенной — Богом, сотворившим человека и окружающее его, наверное, было предусмотрено дать людям возможность вернуть утраченные способности, пользоваться мудростью, накопленной в нематериальном мире. Она существовала изначально, но лишь из-за греховности утрачена способность человека её воспринимать.
Мои дедушка и прадедушка рассказали тебе о Звенящем Кедре, о его необычайных целебных свойствах. Но они не стали пояснять, что его ритмы, пульсации близки Великому Интеллекту. Если их соединить, умножить как бы на ритмы, что во многих людях есть. Такой человек, положивший ладонь на тёплый ствол Звенящего Кедра, проводя по нему ладонью, как бы поглаживая, получает для себя возможность общения с бесконечным объёмом мудрости. Он способен многое осознать в том направлении, в котором думал в момент прикосновения и будет думать впоследствии. С каждым в разной степени это будет происходить. Я рассказываю тебе о Высшем проявлении.
— А почему он по-разному действует? Выбирает, что ли?
— Он действует одинаково. Его ритм, вибрация всегда неизменны. Но одни люди могут к ним подстроиться и почувствовать всё полностью, другие лишь слегка ощутят. Много людей вообще ничего сразу не почувствуют. Но и к нечувствующим постепенно осознанность будет приходить. По крайней мере, возможность увеличится.
— Как-то непонятно, чего он выбирает?
— Владимир, я же говорю тебе, — не в нём дело, а в человеке... Вот. Нашла. Пример: музыка! Понимаешь, музыка, когда звучит... Музыка — это ведь тоже вибрация, ритм. Но одни люди её внимательно слушают, чувства у них появляются, иногда даже слёзы радости, умиления. Другие ту же музыку слушают безучастно или вообще слушать не хотят.
Так и Кедр. Только тот, кто чувствовать способен и понять, услышит многое. И это многое в нём постепенно будет раскрываться. В моменты, когда задуматься захочет человек.
Женщины могут обрести силу и мудрость Первоистоков, выполнить своё предназначение, сделать счастливым и своего избранника-мужчину, себя, рождённого в Любви ребёнка. И здесь не в Кедре чудо, а в стремлениях людских, им Кедр всего лишь помогает, и Он не главный в свершениях благих.
— Невероятно! Это похоже на какую-то красивую, манящую легенду.
— Не веришь? Ты считаешь сказанное мной легендой? Зачем тогда стремился ты в эти места и так хотел, чтобы Звенящий Кедр тебе я показала?
— Ну, не всё я считаю легендой. После рассказа твоих дедушки и прадедушки о Кедре я тоже вначале не поверил. Потом, когда домой из экспедиции вернулся, читая научно-популярную литературу, познакомился с высказыванием учёных относительно его целебных свойств и был поражён тем, что и учёные, и Библия сходятся в едином мнении. Но нигде даже близко не сказано о возможности через Кедр почувствовать связь с Интеллектом или Богом, как ты об этом говоришь.
— Ты невнимательно читал и высказывания учёных, и Библию или не придал значения главному, иначе не усомнился бы в моих словах.
— Так что же я мог пропустить? В Библии, например, только в двух местах о Кедре говорится: когда Бог учит, как людей лечить с его помощью, а потом, как жилище обеззараживать.
— Но в Библии рассказывается ещё и о царе Соломоне как об одном из самых мудрых правителей, почитаемом своим народом. Царь Соломон лицо ведь историческое. Он не легенда.
— Ну и что?
— И говорится в Библии, что этот царь построил Богу храм из Кедра и рядом дом себе из Кедра тоже. И для того, чтоб Кедр заполучить, он нанимал более тридцати тысяч работников, которые доставляли его из другой страны. А чтобы срубить Кедровые деревья, Соломон обратился к другому царю — Херону с просьбой дать ему людей, “которые умели бы рубить дерева”. За этот Кедр Соломон отдал двадцать городов своего царства. Подумай, для чего мудрейшему правителю понадобилось идти на такие затраты и строить храм и дом из материала менее прочного, чем был у него под рукой?
— Для чего?
— Ответ ты тоже мог бы в Библии найти: “Когда священники вышли из святилища, облако наполнило дом Го¬сподень: и не смогли священники стоять на служении по причине облака, ибо слово Господне наполнило Храм Господень” (3-я царств. 8). Косвенные доказательства ты сможешь найти и в высказываниях светил вашей науки.
— Вот здорово. Похоже, можно верить. Он тайны, значит, многие раскроет для людей. Покажи мне Звенящий Кедр, который можно будет распилить. Я привезу его в какой-нибудь город, куда удобно будет добираться желающим со всего мира прикоснуться к нему.
— Где же ты найдёшь сегодня на Земле такой город, чтобы жители его не надругались над этой святыней, обеспечили охрану, создали условия для желающих подойти?
— Попробую найти. Ты почему решила, что это трудно будет сделать?
— Слишком сковано программами технократического мира сознание сегодняшних людей. Они на биороботов похожими становятся.
— Каких это биороботов?
— Технократический мир так устроен, что человек изобретает всякие механизмы, общественные постулаты якобы для облегчения своей жизни. На самом деле облегчение иллюзорно.
Человек становится сам роботом технократического мира. У него постоянно не хватает времени задуматься над сущностью бытия, выслушать другого, и над собственной судьбой ему тоже некогда задуматься. Он словно запро¬грам¬мированный робот. Вот ты сейчас видишь всё своими глазами, слышишь своими ушами, а поверить тебе трудно.
— Анастасия, со мной иная ситуация. Я не могу назвать себя сильно верующим. Верю, в общем-то. Но, наверное, не так, как другие. У нас сейчас много по-настоящему верующих людей. Библию читают многие. Они сразу схватятся, как увидят, сколько в Библии про Кедр сказано, поверят и бережно отнесутся к твоему кусочку Кедра.
— Вера, Владимир, разной бывает. Часто человек держит в руках Коран, Библию, иную книгу мудрости Истоков, говорит, что верит, даже других учить пытается, но на самом деле он просто как бы торгуется с Богом:
“Видишь, я в Тебя верю. Ты зачти это мне в случае чего”.
— Что же тогда такое, вера? В чём она выражаться должна?
— В образе жизни, мироощущениях, понимании сути своей и предназначения, соответствующих действиях и отношении к окружающему, в помыслах.
— Значит, просто верить не достаточно?
— Просто верить недостаточно. Представь себе армию. Все солдаты, до единого, верят своему полководцу. А в бой не идут. Они так сильно ему верят, что считают, — он и сам победит. Вот и сидят солдаты, наблюдают, как их полководец идёт один навстречу громаде противника. Кричат ему в исступлении: “Давай! Давай! Мы в тебя сильно верим!”
— Ничего себе, сравнение ты привела. Такого абсурда не бывает.
— Этот абсурд и происходит в реальной жизни.
— Тогда ты и приведи пример из конкретной, реальной нашей жизни, а не вымышленный.
— Хорошо. Есть город в России. Называется он Геленджик. Предназначение его, чтоб люди отдохнуть могли от повседневной суеты, задуматься, к святыням прикоснуться.
В окрестностях этого города и в нём самом много разных святынь. Значение этих святынь большее, чем имеющихся в Иерусалиме, большее, чем пирамиды Египта.
Этот город мог бы быть одним из самых богатых городов мира. Богаче Иерусалима и Рима. Но город умирает. Это курортный город. Его дома, гостиницы разные пустуют, разрушаются. Заматериализованное сознание местных правителей не позволяет им увидеть ценности, способные сделать город процветающим. Рассказывая о своём городе, они говорят о море, об искусственных способах лечения, о том, что в номерах его гостиниц есть тумбочки и холодильники. О святынях ничего даже не упоминают. Они и сами о них мало знают и знать не хотят. Приоритеты отдают другому. В этом городе много людей, называющих себя верующими. Много разных конфессий. Некоторые из них активно учат других вере. Какой вере? Своим отношением к окружающему они нарушили и нарушают даже те Заповеди, которые и в почитаемых ими книгах есть. В Библии, например, — “Возлюби бли¬ж¬него своего”.
Но, прежде чем любить, нужно знать о ближнем своём. Нельзя любить того, кого не знаешь. А они, считая себя верующими, не знают о своих ближних, родителях своих, что жили на святой земле и оставили им в наследство клад неисчерпаемый — Святыни. Пронесли сквозь тысячелетия порывы мудрости и света собственной Души. Многие называют себя верующими, а святынь вокруг себя не замечают. Святынь, оставленных им в помощь родителями.
— Да что за святыни такие в городе этом?
— Понимаешь, Владимир, рядом с городом Геленджиком и растёт тот Кедр Ливанский, о котором так много раз упоминается в Библии. И это живое, прямое творение Бога, о котором так много говорилось ещё до появления Иисуса Христа на Земле, находится рядом с этим городом. Ему всего сто лет. Он ещё подросток, но уже красивый очень и сильный. Вырос он там потому, что был посажен человеком достойным. Был такой писатель — Короленко. Благодаря тому, что какое-то время его почитали, вокруг Кедра изгородь сделали. Но сейчас и дом, где жил этот человек, разрушается, и на дерево внимания не обращают.
— И верующие?
— Многие люди этого города, считающие себя верующими, ни на этот Кедр, ни на другие великие святыни своих предков внимания не обращают, разрушают их... И город умирает.
— Значит, им Бог мстит, наказывает их.
— Бог добрый. Он никогда не мстит. Но что же сделать может Он, когда его творенья не замечают?
— Невероятно! Неужели действи¬тельно существует такое дерево? Это нужно проверить.
— Существует. И много других святынь есть в окрестностях этого города. Но и к ним относятся с позиции технократического мировоззрения, так, например, как к пирамидам Мудрых Фараонов.
— Что? Откуда тебе известно о существовании пирамид Египта?
— Благодаря поколениям моих пред¬ков во мне сохранена способность общаться с измерением, где живут мысли, мудрость. Общаясь с ними, можно всё узнать, о чём подумаешь, что представляет интерес.
— Подожди, подожди. Сейчас я проверю. Ответь, тебе что же, известны тайны египетских пирамид?
— Известны. Как известно и то, что исследователи этих пирамид всё время шли от материального. Их в основном интересовало, как они строились, какой размер, соотношения сторон, что спрятано внутри, какие вещи там находятся. Живущих во времена строительства пирамид людей они считали суеверными. Расценивали пирамиды лишь как способ сохранения драгоценностей, вещей фараона, его тела, славы. Потому и удалялись от основного, осмысленного.
— Я тебя не понимаю, Анастасия. От чего осмысленного удалялись?
Анастасия помолчала некоторое время, словно вглядываясь в бесконечность, и начала свой удивительный рассказ:
— Понимаешь, Владимир, в глубокой древности жившие на Земле люди обладали способностями, позволяющими им быть неизменно умнее теперешнего человека. Люди Первоистоков имели возможность запросто пользоваться всей информационной базой данных, заполняющей Вселенную. Эта информация Вселенной создана Великим Интеллектом — Богом. Пополняемая Им и самими людьми, их мыслями, она столь грандиозна, что способна ответить на любой вопрос. Она ненавязчива. Ответ возникал мгно¬венно в подсознании на тот вопрос, на который искал ответ человек.
— Ну и что это им давало?
— Тем людям не нужен был космический корабль для полёта на другие планеты, ибо, пожелай, они могли и так увидеть, что происходит на них.
Тем людям не нужен был телевизор, телефон, опутывающий Землю линиями связи, письменность, ибо информацию, которую вы получаете из книг, они могли мгновенно получить, используя возможности другие.
Тем людям не нужна была инду¬с¬трия, производящая лекарственные препараты, они могли при необходимости получить все лучшие лекарства, сделав лишь лёгкое движение руки, потому что они есть в природе.
Тем людям не нужны были теперешние средства передвижения. Не нужны машины и комплексы, производящие пищу, ибо всё и так им было предоставлено.
Они понимали, что изменения климатических условий на одном участке Земли служило сигналом переселения на другой, чтобы прежняя Земля могла отдохнуть. Они понимали Космос и свою планету. Они были мыслителями и понимали своё предназначение. Они совершенствовали планету Земля. Им не было равных во Вселенной. По интеллекту выше был только сам Великий Интеллект Вселенной — Бог.
Примерно десять тысяч лет назад среди человеческой цивилизации, заселявшей тогда теперешнюю Европу, Азию, северную часть Африки, Кавказ, стали появляться индивидуумы, у которых связь с Интеллектом Вселенной частично или полностью притуплялась. Вот с этого момента и берёт своё начало движение человечества к катастрофе планетарного масштаба, всё равно какой катастрофе: экологической, ядерной, бактериологической, как прогнозируют учёные, как говорят древние религии, описывая её иносказательно.
— Подожди, Анастасия, совсем не¬понятно, каким образом можно связать появление этих “инвалидов” с планетарной катастрофой.
— Ты очень правильно подобрал для них современное слово “инвалиды”. Да, они были инвалидами, неполноценными людьми. А что требуется человеку, не имеющему зрения?
— Чтобы его кто-то водил.
— Не имеющему слуха?
— Аппарат специальный.
— Не имеющему руки или ноги?
— Протезы.
— Но у них не было значительно большего. У них не было связи с Интеллектом Вселенной. Отсюда потеря знаний, с помощью которых можно совершенствовать Землю, управлять Ею. Представь себе экипаж супер¬современного космического корабля, вдруг потерявшего на девяносто процентов свой ум. Они, ничего не соображая, начинают срывать обшивку и разводить в кабине костёр, отрывать от пульта приборы и делать из них себе украшения, игрушки. Именно такому умалишённому экипажу можно уподобить этих людей. И именно они, эти, как ты говоришь, “неполноценные инвалиды”, сначала изобрели каменный топор, копьё, потом... Их мысль, развиваясь, дошла до ядерной боеголовки. И по сей день их мысль продолжает с неимоверным упорством ломать совершенные творения, заменяя их на свои примитивные творения.
Их поколения стали изобретать всё больше и больше, при этом терзая суперсовременный природный меха¬низм Земли, создавая всевозможные искусственные социальные устройства. Потом люди стали драться друг с другом.
Эти механизмы, машины не могли существовать сами по себе, как при¬родные. Они не могли не только вос¬производить себя, но и самовос¬ста¬навливаться при поломке, как дерево, например. И тогда им — технократам потребовалось много людей сделать обслугой для этих механизмов, а фактически превратить часть людей вообще в биороботов. Этими биороботами, так как они лишены индивидуальной способности познания Истины, очень легко управ¬лять. Ну, например, с помощью искус¬ственных средств информации заложить в них программу: “нужно строить ком¬му¬низм”, создать им символы, значки, флаги с определённым цветом, потом с помощью этих же средств ¬заложить в часть других людей иную программу: “коммунизм — плохо”, преподнести другие символы, цвета. И тогда две группы с разными про¬граммами будут ненавидеть друг друга вплоть до физического уничтожения. А началось всё десять тысяч лет назад, когда людей, лишённых связи с Интеллектом, становилось всё больше. Фактически их ещё можно назвать ума¬лишёнными, потому что ни одно из живших существ не поганит Землю так, как они.
В те далёкие времена оста¬вались немногие, кто ещё мог свободно пользоваться Вселенской мудростью. Они надеялись, что человечество, когда подойдёт к тому, что испоганенным воздухом ему станет трудно дышать, загрязнённую воду станет опасно пить, а созданные им искусственные сис¬темы жизнеобеспечения, техни¬ческие и социальные, окажутся громоздкими и всё чаще будут давать аварийные сбои, задумается...
Задумаются стоящие на краю пропасти люди над сущностью бытия, смыслом жизни своей и пред¬назначением. Тогда многие из них захотят постичь Истину Первоистоков, а это возможно при непременном условии возврата способностей Первоистоков. Жившие десять тысяч лет назад немногие люди ещё обладали этими способностями. В основном это были стоящие во главе сообществ — вожди племён. Они, вернее, по их указанию, стали строить специальные сооружения из тяжёлых каменных плит. Внутри получалась камера, комната размером примерно полтора на два метра и высотой около двух метров, иногда больше, иногда меньше. Плиты ставились под небольшим углом внутрь. Иногда такие камеры высекали из монолитного камня, иногда их прятали под землёй, насыпая курганы. В одной из стен камеры, в плите, делалось конусообразное отверстие, примерно тридцать сантиметров в диаметре. Оно закрывалось идеально по¬дог¬нанной каменной проб¬кой.
В них, в эти камеры-гробницы, и уходили люди, не утерявшие способность пользоваться мудростью Все¬ленной. Оставшиеся в живых и рож¬дённые даже через тысячи лет могли подойти к ним и получить ответ на тот вопрос, который интересовал человека. Для этого нужно было сесть у камеры, задуматься. Иногда ответ приходил сразу, иногда позднее, но обязательно приходил, потому что эти сооружения, ушедшие навечно в них служили информационным приёмником. Через них легче было связаться с Интеллектом Вселенной.
Эти каменные сооружения являются прообразом египетских пирамид. Только пирамиды более слабый приёмник, хоть и размер их намного больше, а суть, предназначение — одно.
Захороненные в пирамидах Египта фараоны также являлись мыслителями, и у них частично была сохранена способность Первоистоков.
Но чтобы получить ответ с помощью пирамид на тот или иной вопрос, оставшимся в живых необходимо было приходить к пирамиде не по одному, а сразу в большом количестве. Встать вдоль каждой из четырёх сторон, взор глаз и мысленные взоры направить, как бы скользя по наклонной грани пирамиды, к её вершине. Там, у вершины, взоры и мысли людей фокусировались в одной точке, образовывая при этом канал, через который осуществлялся контакт с Разумом Вселенной.
И сейчас можно проделать то же самое и получить желаемое. В месте фокусировки мысленных взоров образуется энергия, похожая на радиацию. Если поместить на вершине пирамиды, в месте фокусировки, прибор, то он зафиксирует наличие этой энергии. Необычные ощущения появятся и у стоящих внизу людей.
О, если бы не греховная гордыня современных людей, бытующее всеобщее мнение, ложное представление о том, что цивилизации прошлого были глупее... Современные люди могли бы разгадать истинное предназначение пирамид. Современные исследователи большое внимание уделяли способу их строительства, но так и не смогли его разгадать. А всё просто: при строительстве наряду с применением физической силы и разных приспособлений всегда использовалась мысленная энергия, уменьшающая гравитацию. Целые груп¬пы людей, обладающие такими способностями, помогали строителям пирамид. Есть люди и среди сегодня живущих, которые могут двигать мыслями маленькие предметы. Неизмеримо значимее пирамид по эффективности в контакте с Разумом Вселенной, меньшие по размеру каменные сооружения, предшествующие пирамидам.
— Почему, Анастасия? Из-за своей конструкции, формы?
— Потому, Владимир, что в них уходили умирать живые люди. И необычною их смерть была. Они уходили в вечную медитацию.
— Как это “живые люди”? Зачем?
— Для того, чтобы создать для ¬потомков возможность вернуть силу Первоистоков. Пожилой человек, как правило, один из наиболее умудрённых вождей или родоначальник, почувствовав скорую кончину, просил своих родственников, близких поместить его в эту каменную камеру. Если его считали до¬стойным, то помещали.
Отодвигалась тяжёлая, массивная плита-крышка. Он входил в каменную камеру, крышку закрывали. Человек оказывался полностью изолированным от внешнего, материального мира. Его глаза ничего не видели, его уши ничего не слышали. Такая полная изоляция, невозможность допустить даже мысли вернуться, но и не перейдя ещё в иной мир, отключение обычных органов чувств, зрения и слуха, открывали возможность полного общения с Разумом Космоса, осмысливать многие явления и поступки земных людей. И, самое главное, передать впоследствии осмысленное оставшимся в живых и их последующим поколениям. Сейчас, примерно такое состояние вы называете медитацией. Но она лишь детская шалость по сравнению с медитацией в вечность.
Впоследствии люди приходили к этой кବ¬¬мен¬ной камере, вытаскивали пробку, закрывающую отверстие, и думали, советовались с витающими в камере мыслями. Дух Мудрости всегда был там.
— Анастасия, но как, с помощью чего ты можешь доказать сегодняшним людям существование таких сооружений и то, что в них уходили люди в вечную медитацию?
— Могу! Потому и рассказываю.
— Как?
— Очень просто. Ведь эти камеры каменные... ещё существуют сегодня. Вы их сегодня называете дольменами. Их можно увидеть, дотронуться до них. И всё, что говорю, проверить.
— Что??? Где? Ты можешь место указать?
— Да. Например, в России, в горах Кавказа, недалеко от городов, которые теперь называются Геленджик, Туапсе, Новороссийск, Сочи.
— Я проверю. Я съезжу специально к ним. Да как же так, такого быть не может. Я проверю.
— Конечно, проверь. О них и местные жители знают, только значения не придают. Многие дольмены уже разграблены. Люди не понимают их истинного предназначения. Не знают о возможности контакта с их помощью с мудростью Вселенной. Ушедшие в вечную медитацию не могут уже никогда воплотиться ни в чём мате¬риальном. Пожертвовали вечностью ради потомков своих, а их знания и возможности оказались невостребованными. В этом величайшая скорбь их и печаль.
А доказательством того, что туда в прошлом уходили умирать живые люди, служит расположение костей скелетов, обнаруженных в дольменах. Некоторые умирали лёжа, некоторые сидя в уголке или полулёжа, прислонившись к каменной плите.
Теперешние люди констатировали этот факт. Он описан вашими учё¬ными, но значения ему опять же не ¬придали. Серьёзным исследованием дольменов не занимаются. Дольмены раз¬би¬вают местные жители. Их каменные плиты используют для строительства.
Анастасия печально опустила голову и замолчала. Я пообещал ей:
— Я объясню. Объясню им всё. Они не будут их грабить, разбивать. Глумиться над ними не будут. Они ведь просто не знали...
— Думаешь, у тебя получится объяснить?
— Я попробую. Поеду в эти места и попробую объяснить. Пока не знаю ещё как. Найду эти дольмены, поклонюсь им, объясню всё людям.
— Хорошо бы. Тогда, если поедешь в те места, поклонись, пожалуйста, и дольмену, в котором умерла моя прамамочка.
— Невероятно! Откуда ты можешь знать, что твоя прародительница жила в тех местах и как она умирала?
Анастасия ответила:
— Как же можно, Владимир, не знать, как жили, что делали твои предки? Чего они хотели, к чему стремились? А мамочка далёкая моя достойна памяти. Все мамочки мои её познали мудрость. И мне она сегодня помогает.
Прамамочка моя была той женщиной, которая в совершенстве знала, как при кормлении грудного младенца наделять его способностью пользоваться Разумом Вселенной. Уже тогда люди той цивилизации, в которой жила она, переставали придавать этому значение, как и теперешние. При кормлении ребёнка грудью нельзя отвлекаться ни на что постороннее, нужно думать только о ребёнке. Она знала, о чём и как нужно думать, потому и хотела передать свои знания всем людям.
Прамамочка не была ещё слишком старой, но стала просить вождя, чтобы её поместили в дольмен. Потому, что вождь был старым, а новый никогда бы не выполнил её просьбу. Женщин в дольмены очень редко пускали. Старый вождь уважал мою прамамочку, ценил её знания, и он разрешил ей. Он только мужчин не мог заставить отодвинуть тяжёлую плиту дольмена и потом закрыть её над прамамочкой. И тогда женщины, только одни женщины справились с этой работой.
Но к дольмену моей прамамочки никто уже давно не приходит. Не интересуется её знаниями. А она так хотела передать их всем. Она хотела, чтобы дети были счастливыми и радовали своих родителей.
— Анастасия, если хочешь, я подойду к этому дольмену и спрошу её, как надо грудных детей грудью кормить, о чём и как думать при этом. Ты расскажи, где он находится?
— Хорошо, расскажу. Только ты не сможешь понять её. Ты же не кормящая мать. Тебе не известны ощущения матери, кормящей младенца. Её могут понять только женщины, кормящие матери. Ты просто подойди к этому дольмену, дотронься до него. Подумай о моей прамамочке что-нибудь хорошее, ей это будет очень приятно...
Некоторое время мы молчали. Поражённый точными указаниями месторасположения дольменов, что можно было впоследствии проверить, я не стал высказывать сомнения отно¬сительно их существования. Однако ¬попросил представить доказательства возможности контакта с невидимой и непонятной мне мудростью Вселенной. На что Анастасия ответила:
— Владимир, если ты постоянно ставишь под сомнение всё сказанное мной, то и доказательства мои для тебя будут непонятны и неубедительны. А на них придётся потратить много времени.
— Ты не обижайся, Анастасия, но твой необычный отшельнический образ жизни...
— Какой же он отшельнический, если я имею возможность общаться не только со всем, что на Земле, но и со значительно большим. На Земле так много людей в окружении себе подобных и совершенно одиноких, замкнутых отшельников. Не страшно, когда человек один, гораздо страшнее, когда он одинок среди людей.
— Ну, всё равно, если бы об этом измерении, ну, где живут, как ты говоришь, мысли, производимые человеческими цивилизациями, сказал ещё кто-нибудь из светил нашей науки, то люди бы больше, чем тебе, поверили. Так уж устроен человек современный, для него официальная наука — авторитет.
— Такие люди есть, я видела их мысли. Не могу назвать их фамилии. Но, вероятно, это крупные, по вашим меркам, учёные. Они имеют возможность много думать. Ты сам поищи доказательства, когда вернёшься, и сопоставь всё мной сказанное.
* * *
Приехав на Кавказ, я нашёл в горах, недалеко от Геленджика, дольмены. Сфотографировал их на цветную фотоплёнку. Знали о дольменах и в местном краеведческом музее, только значения большого не придавали.
Ещё я нашёл дольмен, в котором была похоронена прамама Анастасии, поклонился ему, положил на поросший мхом каменный портал цветы.
Я смотрел на дольмены — видимое и осязаемое подтверждение слов Анастасии. К тому времени перечитал в Библии в 3-й книге царств о царе ¬Соломоне, о его отношении к Кедру. ¬Будучи человеком весьма далёким от ¬науки, я не собирался перелопачивать множество научных трудов в поисках подтверждения сказанному Анастасией. Но невероятным образом эта молодая отшельница из глухой сибирской тайги словно подтверждала на расстоянии, но уже языком современной ¬науки, свою правоту. Люди сами при¬носили и присылали научные труды, говорящие о существовании Разума Вселенной.
Вначале я уже приводил высказывания академика, члена Российской Ака¬демии медицинских наук, директора института клинической и экспериментальной медицины В.Казначеева и академика международного Института теорети¬ческой и прикладной физики Академии естественных наук России А.Акимова, напечатанные в журнале “Чудеса и приключения” в мае 1996 года.
* * *
Эту главу о святынях Геленджика я писал, находясь в этом городе. Её текст на компьютере набирала работник санатория “Дружба” Марина Давыдовна Слабкина. Ещё до публикации в книге её прочитали работники санатория. И знаете, что произошло...
26 ноября 1996 года в 10 часов 30 минут по московскому времени произошло событие, внешне не претендующее на сенсационность или необычность. И всё же... Я убеждён, это было событие планетарного масштаба.
К дольмену, расположенному в горах, недалеко от поселка Пшада Геленджикского района, шла группа женщин. Это были работники санатория “Дружба”: В.Т. Ларионова, Н.М. Грибанова, Л.С. Звегинцева, Т.Н. Зайцева, Т.Н. Куровская, А.Г. Тарасова, Л.Н. Романова и М.Д. Слабкина.
В отличие от туристов, иногда посещающих эти места, чтобы полюбоваться красотами природы, праздно взирающих на стоящий в горах одинокий дольмен, эти люди, может быть, впервые за тысячелетие, шли к дольмену, чтобы почтить память своего далёкого предка. Почтить память человека, жившего более десяти тысяч лет назад. Мудрого вождя своего рода. По собственной воле живым он был замурован в каменном склепе. Живым, чтобы и через тысячелетия передать своим потомкам мудрость Вселенной.
Трудно сказать, сколько тысячелетий его усилия были невостребованными. Следы надругательств уже нашего столетия запечатлены на древнейших плитах в виде современных надписей, раскуроченного отверстия портала дольмена. Приходящие к дольмену люди, по крайней мере, за последнее столетие, о нём, захороненном здесь человеке, о его мудрости, желании и стремлении отдать себя ради живущих и не думали. Об этом, к сожалению, красноречиво свидетельствуют дореволюционные и более современные монографии, с которыми я ознакомился.
Учёные, исследователи, археологи больше интересовались размерами самого дольмена, удивлялись и пытались определить, как были обработаны и воздвигнуты многотонные плиты.
И вот... Я смотрел на стоящих у дольмена женщин, на принесённые ими и возложенные к порталу цветы и думал: “За сколько столетий или тысячелетий ты получил первые цветы, наш умудрённый предок? Что чувствует сейчас твоя Душа? Что может происходить в это мгновение в астральном мире? Расценили ли вы, наши далёкие и такие близкие прародители, эти цветы как первый знак того, что ваши усилия не напрасны? И среди современных людей, ваших потомков, есть стремление к более осознанному существованию. Это только первые цветы. Будут, наверное, ещё и ещё. Но эти первые, самые желанные, и вы, поможете ныне живущим в постижении мудрости Вселенной, в осознании бытия. Вы наши далёкие прародители”.
В этой поездке к дольмену принимал участие санитарный врач Геленджикской СЭС Е. И. Покровский. Его пригласила экскурсовод-краевед В.Т. Ларионова с целью замерить радиационный фон дольмена.
Она рассказала мне, что однажды во время экскурсии к дольмену у одного из туристов оказался счётчик Гейгера и прибор сработал, показывая высокий уровень радиации. Этот турист потом отозвал В.Т. Ларионову в сторону, чтобы не пугать других туристов, показал прибор и сообщил ей о наличии радиации у дольмена.
В специальном чемоданчике работника местной СЭС был достаточно точный прибор. Он стал производить замеры радиационного фона земли ещё до подхода к дольмену и продолжал это делать по мере приближения и, наконец, у самого дольмена, даже внутри него.
Пока группа женщин слушала В.Т. Ларионову, меня охватывало всё большее волнение от мысли, что вот сейчас этот работник СЭС, делающий записи измерений, объявит их во всеуслышание, и это будет не замечание туриста, а официальное заключение, и люди вообще перестанут приходить к дольмену, узнав о его повышенной радиации. Анастасия рассказывала мне, что эта энергия, похожая на радиацию, ¬может проявляться и исчезать. Она ¬управляема и благотворно влияет на ¬человека. Но что значит для нас, современных людей, высказывания пусть и не очень обычной женщины по сравнению с утверждением современной науки, фактом, зафиксированным современным прибором, да ещё относительно радиации, которой так страшится современный человек.
“О Боже, — думал я — бедная Анастасия! Она ведь так хотела, чтобы люди по-другому, более бережно отнеслись к этим древнейшим, необычным захоронениям наших предков. А сейчас будет объявлено официальное заключение, и к ним в лучшем случае никто не будет подходить, в худшем — вообще уничтожат. Даже для строительства, как раньше, не будут использовать. Но если действительно есть этот Разум Вселенной, если действительно Анастасия запросто им пользуется, то пусть Они и придумают хоть что-нибудь”.
Е.И. Покровский подошёл к группе стоящих у дольмена работников санатория “Дружба” и зачитал показания прибора. Они были невероятными. Изумление, а потом радость охватили меня. Согласно показаниям приборов радиационный фон земли, окружающей среды по мере приближения к дольмену... уменьшался.
Это было невероятным ещё и потому, что группа людей при подходе к дольмену проходила участки с более высоким фоном. Их одежда, они сами, стоящие у дольмена, должны были принести к нему радиацию на своей одежде, обуви. Но прибор, несмотря на это, указывал уменьшение радиационного фона. Словно кто-то невидимый говорил таким образом: “Не бойтесь нас, люди. Мы ваши далёкие родители. Мы хотим вам добра. Возьмите наши знания, дети!”
И вдруг я осознал — Анастасия! Так ведь именно благодаря ей и произошло это событие. Именно она, находясь за тысячи километров от этого дольмена, провела невидимую линию через тысячелетия, соединив сегодня живущих с древнейшей цивилизацией, совершила прорыв в сознании стремления к добру. Пусть пока у небольшого количества людей, но это только на¬чало. И оно абсолютно реально, ибо ¬передо мной был реальный дольмен, реальны и осязаемы женщины, при¬несённые ими цветы.
В научной литературе говорится, что дольмены встречаются неподалёку от Туапсе, Сочи, Новороссийска, в Англии, Турции, Северной Африке и Индии. Это подтверждает существование древнейшей цивилизации с единой культурой, возможность их общения между собой, несмотря на дальность расстояния. Несомненно, по мере распространения информации Анастасии и к другим дольменам, если они ещё сохранились, изменится отношение.
Реакция геленджичан служит тому доказательством. Однако первая в ми¬ре экскурсия с новой удивительной информацией о дольменах была проведена в Геленджике “самой везучей и счастливой”, как сама о себе сказала экскурсовод-краевед с тридцатилетним стажем, депутат местного совета Валентина Терентьевна Ларионова.
Но это ещё не всё. Группа геленджикских краеведов во главе с Ларионовой, сопоставив уже известные факты, общаясь со старожилами, изучая жития святых, подтвердили существование в окрестностях Геленджика святынь, о которых говорила Анастасия. Уникальных святынь России, большинство из которых не упоминаются ни в одном информационном буклете. Это Ливанский Кедр, гора Святой Нины, скит, целебный источник “Святая ручка”. Там те люди, кто исцелился, к дереву тряпочки привязывают. В районе Геленджика сейчас реставрируется церковь. Строится подворье Троице-Сергиевой Лавры. Я смотрел на всё это и думал: “Только в одном местечке России столько святынь. Целебный источник. А россияне едут за тридевять земель чужим Богам поклоняться. Сколько же ещё забытых святынь в других твоих местах, Россия? И кто откроет их?”
Я сделал, что смог. Это мизер, конечно, но появилась какая-то надежда, что Анастасия покажет мне сына. Накупив ползунков, игрушек и детского питания, я поехал в сибирский таёжный край, чтобы увидеть снова Анастасию и своего сына.



КНИГА 3 В. МЕГРЕ "ПРОСТРАНСТВО ЛЮБВИ", ГЛАВА "ДУХ ПРАМАМОЧКИ":
"Я поняла однажды утром... — тихо сказала Анастасия, и её взгляд словно углубился в прошлое. — В то утро Владимира не оказалось дома, в квартирке, которую он временно снимал. Я же не могла искать его своим Лучом. Начинался день, в который много веков назад умирала в дольмене моя прамамочка. В этот день я всегда вспоминаю её. Стараюсь с ней поговорить. И она говорит со мной. Вы тоже ходите на кладбище в день памяти к своим родственникам, чтобы подумать о них, поговорить. Я это делаю, не уходя с полянки. Мой Лучик помогает говорить и видеть на расстоянии, и они чувствуют мой Лучик. В тот день я вспоминала свою прамамочку, пыталась с ней, как всегда, говорить, но не чувствовала её ответов. Совсем не чувствовала. Она не реагировала на меня. Такого никогда не случалось раньше. Тогда я Лучиком стала искать её дольмен. Нашла. Светила на него изо всех сил. Прамамочка не реагировала. Что-то произошло, неведомое мне. В дольмене Дух прамамочки моей не находился.
— Анастасия, поясните, пожалуйста, что такое Дух человека. Из чего он состоит?
— Из всего невидимого, что есть в человеке, включая и некоторые пристрастия, ощущения, приобретённые за время плотского существования.
— Дух обладает какой-нибудь аналогичной из известных энергий?
— Да. Это энергетический ком¬п¬лекс, состоящий из множества энер¬гий. После прекращения плотского существования отдельного человечес¬кого инди¬видуума некоторые из этих комплексов подлежат распаду на отдельные энергии, потом исполь¬зу¬емые в растительных, животных соеди¬нениях, необходимых природных яв¬лениях.
— Какова сила? Энергетический потенциал у комплекса не разъе¬ди¬нённых энергий?
— У каждого они разные. Самый слабенький, он даже гравитационную энер¬¬гию не может преодолеть. Он потом всё равно распадётся.
— Гравитационную? Самый сла¬бый... Его проявления хоть в чём-то можно увидеть? Осязать? Почув¬ство¬вать?
— Конечно. Смерч, например.
— Смерч? Смерч, вырывающий с корнями деревья, переворачи¬ва¬ющий... Тогда самый сильный какой энергией обладает?
— В самом сильном? Это же Он. Я не могу до конца осмыслить силу Его энергии.
— Тогда, скажем, средний какой-нибудь?
— В комплексе энергий многих средних Духов уже присутствует осво¬бо¬ж¬дённая мыслительная энергия.
— Какова энергетическая сила, потенциал такого среднего комплекса?
— Я же ответила вам: в нём присутствует освобождённая мыслительная энер¬гия.
— Что это означает? С чем можно сравнить? Какое её определение?
— С чем? Определение? Ваш ум, ва¬ша мысль, сознание самой мощной какую энергию себе могут представить?
— Энергию ядерного взрыва. Нет, процессов, происходящих на Солнце.
— Всё, что вы назвали, равно лишь маленькой частичке освобождённой мы¬слительной энергии. Что касается определения, то вы их сами придумываете и пользуетесь при словесном общении друг с другом. Здесь же ни одно из ¬придуманных вами не подходит. Можете пользоваться тем, что знаете, умноженным на степень бесконечности.
— Сила энергии Духа вашей праматери какова?
— В нём присутствует освобождённая мыслительная энергия.
— Откуда вы узнали о своей праматери? Как и где она умерла? Если это произошло десять тысяч лет назад!
— Поколение моих прародителей передавали друг другу информацию о ней — прамамочке моей, ушедшей умирать в дольмен.
— Вам рассказала о ней ваша мать?
— Когда моя мамочка погибла, я была маленькой, неспособной осмысливать такую информацию. Дедушка и прадедушка мне всё поведали о мамочках моих.
— Дух можно увидеть обычным человеческим зрением?
— Частично да. Если изменить восприятие спектральности, цветовосприятия зрения, изменить внутренний ритм.
— Разве это возможно?
— Известное вам явление дальтонизма как раз и подсказывает, что это возможно. Вы считаете, что оно происходит только помимо воли человека, что это лишь болезнь, но это не так.
— Вы сказали, ваша прародительница, ваша мать, достойна, чтобы о ней передавали информацию из поколения в поколение на протяжении тысячелетий. В чём информации её достоинство, ценность?
— Прамамочка последнею была с Первоистоков, кто обладал способностью и знал, как и о чём нужно думать женщине при кормлении грудного младенца. Живших десять тысяч лет назад людей знания, которые начинали утрачиваться в цивилизации. Эти знания почти полностью утрачены сегодня. Прамамочка моя ещё была совсем не старой, но умирать ушла в дольмен, чтоб сохранить все эти знания Первоистоков. И когда к людям начнёт возвращаться осмысленность... Возникать в них потребность... Передать эти знания женщинам, кормящим младенцев. А они потом друг другу помогут всё познать. Через смерть в дольмене прамамочка познала ещё большие Истины, необходимые женщинам.
— Почему именно в дольмен она ушла? Чем дольмен отличается от обычной каменной гробницы? И почему, не дожидаясь старости, она решила умереть в дольмене? Ею двигала осмысленность цели или суеверие?
— Уже тогда значения всё меньше стали придавать кормлению младенцев грудью материнской и женщинам по их желанию дольмены не предоставляли. Вождь старый уважал прамамочку мою и понимал, что, если просьбу он не выполнит её, вождь новый даже слушать не ¬захочет прамамочку, все намерения её лишь блажью посчитает. Но не смог заставить старый вождь мужчин дольмен прамамочке моей построить. И тогда вождь старый свой дольмен отдал прамамочке моей. Мужчины не одобрили решение вождя и отказались поднять дольмена крышу, чтобы в него войти прамамочка могла. Всю ночь, собравшись, женщины старались сами поднять тяжёлую плиту из камня. Но не поддавалась многотонная плита, а на рассвете старый вождь пришёл, он не ходил уже и всё ж пришёл, на посох опираясь. Вождь старый улыбнулся женщинам, слова бодрящие сказал, и женщины плиту тяжёлую подняли, прамамочка в дольмен вошла...
— Чем отличается дольмен от обычной каменной гробницы?..
— Внешне мало чем. Но в дольмен, как вы называете каменную гробницу, уходили умирать живые люди. Дольмен не просто каменное культовое сооружение, как думают теперь. Это памя¬тник мудрости и великому самопожертвованию Духа ради будущих поколений. Он и сегодня важен своим функциональным назначением. И смерть в таком дольмене была не совсем обычной. Слово “смерть” здесь вообще не очень-то подходит.
— Представляю. Живой человек, замурованный в каменной камере... Это действительно необычная по своей мучительности смерть.
— Уходящие в дольмен люди совсем не мучились. Необычность их смерти заключалась в том, что они медитировали. Медитировали в вечность, в Духе навсегда оставшись на Земле, сохранив некоторые чувства земные. Но лишена возможности навечно Душа ушедших умирать в дольмен в материальном воплотиться на земле.
— Как медитировали?
— Вам теперь известно, что такое медитация. Особенно по древневосточным религиям. И сейчас есть учения, помогающие познать малую часть явлений медитации, но, к сожалению, не её предназначение. И сейчас есть люди, которые могут медитировать: отделить от своего тела на некоторое время часть Духа, потом вернуть его. С помощью медитации в дольмене, ещё при жизни тела, Дух полностью отделялся и возвращался много раз, пока живою плоть была, потом навечно Дух в дольмене оставался. Один, Он вечно будет ждать пришедших, чтоб мудрость им Первоистоков передать. Плоть если и могла жить некоторое время, то была всё равно заточена. Но пока она жила, у Духа была возможность бывать в разных измере¬ниях и возвращаться, это давало возможность анализировать с неимоверной, по нашим представлениям, скоростью, как бы уточнять имеющуюся Истину. Умерший или ушедший в вечную медитацию через дольмен знал — его Душа, Дух уже нико¬гда не смогут материализоваться. Никогда не смогут вселиться ни в какую земную плоть, материю. Никогда не смо¬гут надолго и намного удалиться от дольмена, но будут обладать способностью общаться с частичкою Души подошедшего к дольмену во плоти живу¬щего ¬человека. И если говорить о мучениях смерти, о мучениях вообще, то в данном случае они заключаются в том, что тысячелетиями к тебе никто не подходит, чтобы взять эти знания. В отсутствии востребованности — великая трагичность их. Востребованности, ради которой...
— Анастасия, вы считаете очень важным женщине-матери, кормящей грудью младенца, иметь эти знания, способности?
— Очень важно.
— Но почему? Ведь молоко матери питает лишь плоть младенца.
— Не только плоть. Оно может нести с собой огромную информацию и чувственность. Ведь вы должны знать, что в каждом веществе есть и своя информация, излучение, вибрация...
— Да, есть. Но как может материнское молоко передавать чувственность?
— Может — оно очень чувствительное. Оно неразрывно связано с чувствами матери. В зависимости от них даже вкус молока меняется. А от стресса, если он постигнет кормящую мать, молоко грудное даже пропасть может, свернуться.
— Да, действительно может... Может... А к вашей прародительнице, значит, никто не приходит? Не приходит, получается, многие тысячелетия?
— Сначала приходили. В основном поколения родственников и жившие там люди. Потом на Земле ката¬клизмы происходить начали. Переселения. Дольмен остался. Но последние тысячелетия к дольмену моей прамамочки никто не подходит, чтобы узнать... Дольмены вообще сейчас разрушают... Потому что люди не знают...
Когда я рассказывала в тайге Владимиру о дольменах, о прамамочке, он сказал, что, может быть, подойдет к её дольмену. Тогда ему я пояснила, что он не сможет понять, почувствовать Дух, Душу прамамочки и принять её информацию. Мужчине не известны чувства, ощущения кормящей женщины-матери. И не мужчин, а женщин ждёт моя прамамочка тысячелетиями. Но не приходят женщины к дольмену. И только я одна раз в год общаюсь с ней, прамамочкой своей. И в тот день хотела пообщаться, сказать ей что-нибудь хорошее. Но не смогла. Духа прамамочки рядом с дольменом не было. И я сама, не понимая почему, стала быстро водить Лучиком вокруг дольмена, всё увеличивая и увеличивая диаметр кругов. И вдруг... Увидела! Увидела! В небольшом ущелье, на камнях... На камнях лежит без сознания Владимир. И прамамочка моя, её Дух, сгустком энергий невидимых над Владимиром склонилась. Я поняла. Я зна¬ла ещё раньше, как искал проводников Владимир, чтобы пройти в горы к дальним от дороги дольменам. Но не нашёл проводников. Бесплатно с ним идти никто не соглашался. И тогда Владимир пошёл в горы один. Он сорвался с тропы в ущелье. Обувь его была простой. Не для ходьбы по горам. Он вообще не имел никакого снаряжения для гор. Он хотел убедиться в существовании дольменов, потрогать их. И пошёл в горы один. В день памяти он шёл к дольменам, удалённым от дорог. Прамамочка не знала, зачем идёт в горах этот совсем не приспособленный к хождению по горным тропам человек. И она смотрела на него. И когда он посколь¬знулся, сорвался и стал катиться вниз, она вдруг... Её Дух упругим сгустком воздуха метнулся вниз.
Прамамочка спасла Владимира. Он не ударился головой о камни, но потерял сознание от множества ушибов, когда катился вниз.
Прамамочка держала его голову упругим сгустком воздуха, словно в своих ладонях, и ждала, когда к нему сознание вернётся. Потому и не говорила она со мной.
Когда сознание к Владимиру вернулось, она не переместилась к своему дольмену. Она осталась внизу, в ущелье. Оставшись, смотрела, как Владимир карабкается вверх, к тропе.
Потом я поняла, что моя прамамочка оказалась на тропе, потому что камешки стали с тропы скатываться. Это она, сжавшись упругим ветерком, сбрасывала камешки с горной тропы. Она хотела помочь Владимиру по тропке вниз с горы спуститься. И я этого очень хотела. И стала быстро-быстро водить по тропке Лучиком своим, чтоб не была тропинка такой мокрой и скользкой, чтоб смог дойти Владимир до своей квартирки и раны залечить. А Владимир, поднявшись вверх с ущелья, сидел на тропе, рассматривая чертёжик, который начертил ему археолог Новороссийского музея. Потом он встал и, хромая, пошёл. Но не вниз, по сухой и уже без камешков тропе, а в обратную сторону — вверх. Я замерла от неожиданности, и прамамочка, думаю, не сразу поняла его намерений. И тут он вообще свернул с тропы и полез через колючие кусты... Я поняла: он лез к дольмену прамамочки. Он добрался до него. Сел на портал дольмена, у края каменной плиты. Стал расстёгивать свою куртку. Рука у него болела. Он долго расстёгивал свою куртку. Когда расстегнул, я увидела... под курткой были цветы. Три розочки. Стебельки у двух сломались. Розочки поломались, когда он скатывался в ущелье и ударялся о камни. Некоторые шипы были в крови. Он положил сломанные розочки на портал дольмена. Закурил. И сказал: “Жалко,что цветы переломались. Это тебе, ¬красавица, цветы. Наверное, ты была ¬красавицей, как Анастасия. Умной была, ¬доброй. Хотела женщинам нашим про кор¬мление детей грудных рассказывать. Только не знают они про тебя. И дольмен твой далековато от дороги стоит, трудно женщинам подойти к нему”.
Потом Владимир достал маленькую плоскую фляжку с коньяком и два маленьких металлических стаканчика, вытащил из кармана горсть помятых конфет. Владимир наполнил стаканчики коньяком. Из одного стаканчика коньяк выпил, а другой стаканчик на портал дольмена поставил, конфетку на него положил и сказал: “Это тебе, красавица”.
Владимир делал всё так, как современные люди на кладбище делают, когда к своим близким родственникам или друзьям приходят. А прамамочка... Её Дух сгустком невидимых энергий метался вокруг него. Она растерялась, не знала, как себя вести. И на слова Владимира ответить как-то всё пыталась и уплотняла воздух в форме своей плоти, но очертания её прозрачны и едва заметны были. Владимир их не замечал. А она ему, не видящему и не слышащему, всё пояснить что-то своё пыталась и волновалась, и оттого металась. И сгусток воздуха слегка задел стаканчик. Стаканчик опрокинулся. Владимир подумал, что это ветерок случайный стаканчик опрокинул с коньяком, и пошутил, сказав:
— Что ж это ты, непутёвая, такой коньяк дорогой пролила?
И Дух прамамочки вдруг замер в уголке дольмена. Владимир налил ещё коньяк в её стаканчик, наверх камушек, потом конфетку снова положил. И снова, словно про себя, заговорил: “Надо хоть дорожку нормальную к твоему дольмену проложить. Ты подожди ещё немножко. Будет дорожка к твоему дольмену. А по дорожке к тебе женщины придут. Ты им расскажешь, о чём нужно думать, когда ребёнка маленького кормят материнской грудью. А у тебя, наверное, была очень красивая грудь...”
Потом Владимир стал с горы спускаться. Поздней ночью пришёл в свою квартирку. Он один сидел на диванчике в холодной квартирке, перевязывал ра¬ны и смотрел видеокассету. Ему дали посмотреть видеокассету, которую люди в разных городах переписывали и передавали друг другу.
На экране телевизора выступающего слушала большая аудитория, в основном женщины. Он говорил о Боге, о силе Духа праведного человека. Потом он стал говорить обо мне. О том, что я идеал женщины, к которому нужно стремиться. Сила Разума и Духа мои велики, и мне помогают силы Света, и теперь, когда я больше познаю жизнь людей обычного мира, смогу помочь им.
Много хорошего обо мне говорилось. И вдруг... И было сказано, что ещё не встретился мне настоящий мужчина. А тот, с которым я общалась, не настоящий мужчина... И ещё, раньше другими говорилось, что в Австралии есть молодой человек, достойный меня, что я с ним встречусь, встречусь с ним, настоящим мужчиной...
А он, Владимир, он... Понимаете... Он один сидел. Слушал эти слова... И всё пытался одной рукой перевязать раны на ногах. Вторая рука у него сильно болела от ушибов. Я рванулась Лучи¬ком к Владимиру. Хотела раны его обогреть, изгнать боль его. И сказать... Как-то сказать... Он никогда не слышит, когда я говорю с ним на расстоянии, но в этот раз получилось бы... Наверное, получилось, потому что я очень сильно хотела, чтобы услышал он. Услышал, как люблю я его! Только его. И только он, мой любимый, он — настоящий мужчина.
Но меня обожгло и отбросило на траву. Что-то не допускало к Владимиру мой Лучик. Я снова быстро направила Лучик в комнату, где он сидел перед телевизором, и увидела: перед Владимиром сгустком невидимой энергии, стоит на коленях Дух моей прамамочки. Владимир не мог видеть её и слышать. Он смотрел и слушал видеокассету. А прамамочка моя дыханием своим обогре¬вала раны на ногах Владимира. Когда ¬Владимир лил на ранки этот ужасающе обжигающий одеколон. И говорить пыталась что-то прамамочка ему, Владимиру, её не слышащему.
Прамамочка так сильна своим Духом, что ничто невидимое не сможет пробиться сквозь неё. И установки психотропного оружия разлетятся, если их направить на неё. Она даже внимания не обратит на них. Всё равно всё будет отброшено. И я уже никак не могла вмешаться. Только смотреть... Я смотрела и быстро-быстро думала. Что произошло? Почему возникла такая ситуация? Почему так говорил говорящий? Он хотел мне помочь? Что-то пояснить? Что? Почему мой Лучик так к Владимиру стремился? Конечно, я испугалась, что Владимиру стало обидно от этих слов: “Не настоящий мужчина” — и что он будет ревновать меня к другому. И тут вдруг... О, как же это было больно... Обидно... Владимир всё прослушал, вздохнул и сказал: “Надо же, настоящий мужчина. В Австра¬лии он, что ли. Они встретятся. Может, сына мне тогда отдадут”.
Мой Лучик задрожал. Как-то всё словно помутнело. Понимаете... Владимир не ревновал. Это, конечно, нехорошее чувство — ревность. Но мне хотелось, чтобы хоть чуточку. Чуточку-чуточку он поревновал. Но Владимир словно отдавал меня с безразличием другому. Я уже не могла сдерживаться и закричала. Стала просить, умолять прамамочку объяснить, что я сделала не так. В чём ошиблась? Нагрешила? Она не отвечала, пока Владимир не пере¬вязал последнюю рану. Потом прамамочка сказала с грустью: “Надо было просто любить, доченька. Думать о хорошем для любимого, не возвеличивать себя при этом”.
Я пыталась пояснить, что хотела только хорошего. Но она снова тихо сказала: “Себе ты пожелала, доченька, картины, музыку, стихи и песни. Всё сбудется, твоя мечта сильна, я знаю, для всех людей она и для тобой любимого, но для тебя земную получить любовь теперь всё тяжелее будет. Ты стано¬вишься звездой, доченька. Звездой можно любоваться и любить звезду как звезду, не как женщину”.
Прамамочка не говорила больше ничего. Я теряла контроль над собой, крикнула, пыталась пояснить или дока¬зать, что я не хочу быть звездой, что я хочу быть просто женщиной и любимой! Но меня никто не слышал.
Помогите мне, пожалуйста! Теперь я многое поняла. Не за себя боюсь, с собой я справлюсь. Владимир дольше будет понимать, его такая информация от Истины уводит.
Пусть прекратится распространение этой кассеты. Она внушает людям и Владимиру, что я идеал, звезда, что не он, а другой должен быть со мной.
Я не звезда. Я женщина. Я хочу любить того, кого сама хочу любить.
Мой путь не только мной определён.
Я ошиблась. Помечтала, что сделается так, что обо мне будут говорить, стихи и песни посвящать, художники будут рисовать... Всё так и произошло.
Всегда всё сбывается, когда я мечтаю. И это произошло. Спасибо за стихи и песни. Спасибо поэтам. Но я ошиблась. Помечтала так. Стихи нужны! Но я звездой быть не должна.
Я хотела всего этого, чтобы Владимир на это смотрел и слушал. Чтобы вспоминал. Чтобы вспоминал меня. Но я не знала, когда мечтала. Я теперь поняла. Я становлюсь звездой. Звёздами все любуются. А любят просто женщину.
— Анастасия, что вы! Остановить распространение кассеты, да ещё которую люди сами переписывают, невозмо¬ж¬но. Этот процесс неуправляем. Никто этого не сможет сделать.
— Вот видите. Вы не можете. Но Владимир... Он предприниматель. И пусть процесс неуправляем. Он всё равно хоть что-нибудь предпринял бы. Но он не хочет ничего предпринимать, смирившись с тем, что я ему не пара".
Быть добру

Изображение

Рiдна партiя

Родовое поселение Благодатные родники, Одесская обл. http://rodniki.bytdobru.info, viewtopic.php?f=14&t=1247






Вернуться в «Дольмены»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость