Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"

Родная газета

Международная газета
"Родная газета"

Газета Родовое поместье

Международная газета
"Родовое поместье"

Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру" Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом









Группы






Загрузка...












Текст выступления В. Мегре на встрече с читателями

опубликовано: 24 июня 2009, 12:04

в Нижнем Новгороде 12 апреля 2009 г.

Окончание. Начало в газете «Быть добру» № 6(42), 2009 г.

Вопрос из зала: (плохо слышно) о Родной партии и о людях-лжеанастасиевцах, торгующих землёй.
В.Н.: Знаете, да, я с вами согласен. Люди есть люди, они же разные. А может быть есть ещё эти самые, ну диверсанты, как их называют, специально засланцы. Это действует. Это работает. Они видны. Их, бывает, и на сайте вычисляют. Даже женщины вычисляют таких людей. Может быть, они будут специально провоцировать, чего-то делать, но, так вот, вопрос о партиях очень серьёзный. Вы знаете, когда стали организовывать партию, я вдруг, вот, в какой-то момент подумал: что происходит? Какую бы партию мы не организовали, всё время получается одно и то же, вот всё время. Значит, может быть не те принципы, не та структура. И с одной стороны, - нужно её делать, с другой стороны, как говорит Черномырдин: ”Чтобы мы ни делали, всё равно получается ЦК КПСС”. Я вот думал, чтобы сделать, чтобы так вот не получилось. Знаете, может быть я спонтанно так решил, может быть и неправильно, я таки решил создать партию, родную партию, в которой буду состоять я один. И вот тут уже никто меня не подкупит, я не буду бороться ни за какие там должности в своей партии, потому что я один и мне не с кем бороться, ну и т.д. и т.д. Поэтому много оказалось преимуществ. А почему бы и вам не организовать партию, в которой вы будете тоже один? Ну вот, как вас зовут? - «Меня зовут Александр». Ну вот, Александр, представляешь, ты член родной партии, в которой состоишь один ты. И дальше ещё кто-то, ещё кто-то, ещё кто-то. Мы решения сами принимаем. И только в том случае мы решение какое-то принимаем, если оно полностью мне созвучно, а в партии должны подчиняться большинству. Как? В любой партии. Я считаю этот принцип в корне неверным. Просто в корне. Вот – судите сами: возьмёт один шахматист, чемпион мира, вызовет на поединок всех людей Земли, чтобы поиграть с ними в шахматы. Ну, что, его победят? Нет, потому что он и так чемпион мира – они его не победят. Но мало того, он возьмёт и пойдёт, ну там пешку вперёд продвинет, а здесь будут полгода совещаться, какой ход сделать. Потом, если всё таки сделают очередной шахматный ход, то потом будут обсуждать – правильно ли они его сделали и как лучше другой сделать. И всё на этом, и партия проиграна уже, заметно. А вот если мы соберёмся на съезд нашей Родной партии, как полноправные члены этой партии… Ну я утрированно это говорю. Главное – понять это всё. Может быть, соберёмся, как-то на съезд, сможем вынести какое-то решение. Второй вариант – я думаю, есть какие-то программы, ну взял Алексей выдвинул такую-то программу, любая программа требует финансирования. Она мне нравится. Я её финансирую. Всем людям не нравится, а мне нравится – я её финансирую, ну как могу. Кто-то выдвинул другую программу, она половине людей понравилась, ну вот они будут её финансировать. Я говорю в общем. Подумайте, придумайте, додумайте вот эту вот систему. Но чтобы она принципиально отличалась от всех систем, вот эта вот Родная партия. А пока мы с тобой вдвоём будем. Аплодисменты.

Вопрос из зала: может быть, предназначение партии именно создать закон о земле?
В.Н.: Ну да, это предназначение, а дальше она пойдёт там, ну, что-нибудь ещё делать. И неизвестно, что получится. Нет, вот, додумывайте. Я согласен, что это мысль, хотя вот одновременно я стою за то, что надо научиться говорить с той властью, которая есть. Вот представьте себе – сейчас будем создавать партию, потом, хотя это нужно делать, потому что это же наша безопасность будущая. И она будет, обязательно будет, эта партия. Ну, вот сейчас мы начнём создавать партию, потом начнём подбирать туда штаты, потом начнём принимать участие в предвыборной этой кампании. Но когда жить-то? Когда поместье строить? Вот, другой путь, нужно научиться разговаривать с властью, так разговаривать, чтобы понимали тебя. Уже люди сидят на своих местах, у них уже есть система связи, телефон, подчинённые, регионы и так далее и так далее. Если мы им объясним и если эти люди поймут, что – вот он народ – та сила, на которую можно опереться, и что это реальные, нормальные, адекватные люди, и если произойдёт вот это единение сегодняшней власти с народом, то это будет чудеснейший фейерверк, положительный. Кто виноват в не восприятии истины, – не воспринимающий её, слушающий или доносящий? Вот что, какую претензию можно предъявить власти – вы что, такую нормальную идею вот уже семь лет, никак не можете пережевать? Да ещё не видите, откровенно идёт дискриминация идеи – российской идеи. Дискриминация России. Вы что? Вот это разве такой нормальный диалог? А если мы примем на себя, мы скажем – ребята, вы же – вы все такие радостные, что-то такое делаем и – впервые за семь лет, выпустили газетку, рассказывающую о себе, это что – нормально разве? Действительно неадекватное поведение. И впервые только начали думать над декларацией. Это что, нормально?
Кстати о декларациях – там ещё хорошее предложение в интернете есть, один человек поместил – нужно оформлять её красиво. Он красиво оформил, ну, там, на таком фоне, с орнаментом. Ой, что-то в мире происходит. Знаете, был у художника. Я говорил об этом, просто вам скажу – художник есть, вот который, он сейчас профессор академии художеств в Москве у него своя мастерская и показывает мне книгу – родовую книгу, которую полностью написала рукой его мама. И почерк такой красивенький-красивенький, аккуратный-аккуратный, без единой помарки, и делает это с таким удовольствием что…, ну я взял в руки эту книгу и говорю – слушай, это же священная книга! Да, действительно, священная книга, и эти книги, наверное, нужно начинать с декларации, всё таки. Вот так интересно происходит, смотрите – декларация появилась, газета появилась, родовые книги, там, стали писать, вот поместье появилось – да возрождается Новая Страна. Никто уже никогда это не остановит, и не будет этого глобального потепления, потому что есть такие люди, которые видят будущее. Понимаете? А мысль – она материальна. Когда говорят о кризисе, когда говорят о глобальных катастрофах, то мысленно именно это и производят. Здесь, в данном случае, те кто строит родовые поместья, те кто мечтает о родовых поместьях, они производят другое. Я всегда буду повторять вот эти вот слова против кризиса, слова Анастасии: «Не предсказал ты, Нострадамус, даты страшных катаклизма Земли, ты их создал своею мыслью, и мысль людскую для воплощенья страшного включил. И вот теперь она витает над землёю, безысходностью людей пугая, но ей теперь не воплотиться! Пусть твоя мысль с моей сразится! Анастасия я! И я тебя сильнее!» Аплодисменты. Единственные в мире, у кого есть мысли о будущем, светлые, чёткие, ясные, это у вас. И ради вас не будет никакой катастрофы! Аплодисменты.

Вопрос из зала: «Расскажите о попечительском совете?»
В.Н.: О попечительском совете, который вот… О каком попечительском?
Из зала: На Анастасия.ру.
В.Н.: А… Это вот который должен образоваться с сайта? Ну, есть такой сайт, кто не знает, Анастасия.ру, на нём письмо. Там есть совет, там есть хранители, там есть пользователи. Это я предложил сделать, вот такой совет попечительский. Согласно уставу, попечительскому совету подчиняется исполнительная дирекция Фонда. Я вот сейчас не знаю в каком всё это состоянии, но недавно мне прислали юридическую основу этого, ну вот этого действия, я её ещё не читал.

Вопрос из зала: «А может ли попечительский совет собирать декларации? Можно ли им будет доверить это дело?»
В.Н.: Ну, я думаю, что декларации может собирать вообще любой человек, все, но только согласовав, и известив об этом Фонд, чтобы не получилось так, что кто-то придёт, скажет – я собираю декларации по Нижнему Новгороду или другому городу. Ну, соберёт декларации и всё – дальше, непонятно что. А если человек пришёл и сказал – наша группа выступает с инициативой, я думаю, что можно. Но это всё должно как-то регистрироваться. Я так думаю. Потому что, дело серьёзное. Вот такое. А может ли попечительский совет? Попечительский совет вырабатывает план работы Фонда на год и он может всё.

Вопрос из зала: «Здравствуйте, что вы думаете о предсказаниях на счёт конца света в 2012 году? Смех в зале.
В.Н.: Ну я вот на него уже ответил. Но единственное, что добавлю про партию. Вы знаете, надо, чтобы эти декларации отправили в Правительство.
Из зала: Конечно, обязательно.
В.Н.: Может отправить, каждый, и в Правительство и ещё куда-то. Надо, потому что, пусть кто-то возьмёт на себя ответственность; а почему, собственно, сегодня нет достаточной поддержки? Вот я сюда ехал, мне прочитали очень серьёзную там полемику, в Думе, которая была по поводу бесплатного выделения земли. Оказывается, ещё в мае прошлого года, уже вопрос в Думе был поставлен и серьёзно говорили на эту тему. Но вы знаете, больше всех за это выступала партия ЛДПР. Больше всех. И она выступала там по этому поводу довольно жёстко. Вот в этом вопросе надо поаплодировать этой партии. (аплодисменты)
К сожалению они не выиграли. Сейчас я зачитаю, как там было. Ну вот, Госдума отклонила, вот, мотив… Брохмистров заявил, что «ЛДПР 16 лет требует дать гражданам землю. Её невозможно получить из-за коррупции. Он подчеркнул, что народ у нас вполне, и не верит декларациям, законам, которые Госдума принимает. Законами мы распахиваем двери коррупции, строить людям не даём. У нас недоступное жильё; это как две машины хлопка, которые… ведь нельзя же за преступника сдавать! Сдавали по четыре урожая. Строятся только многоэтажные дома. Подключение стоит 20% в Москве за каждый квадратный метр». Ну и так далее. Для кого мы работаем? Такие вот дебаты там, довольно сложные. Поэтому нам нужно помочь своему и Правительству и Президенту. А очками как мы можем помочь? Вот видите, там же тоже разные течения есть. Люди выступают за это. То есть, если бы были наши декларации, им бы легче было б сказать – вот смотрите, сколько людей просят, а вы чего тут делаете? Вот такое. Задумчивое молчание в зале.
Вопрос задаёт Владимир Николаевич в зал: «Вот у вас здесь есть, мне говорили, вот, кто там землю оформляет под родовые поместья? А сколько по времени вы этим занимались?»
Ответ: «Мы занимаемся с 2003 года. И закончили… сейчас вот на последней стадии».
В.Н.: Вы представляете? С 2003 года люди вот этим занимаются. Вот это обязательно нужно ещё записать в декларацию: «Мы занимаемся…». У вас здесь, по-моему, 9, 10...
Мужчина из зала отвечает: «Нет у нас 8 поселений в Нижегородской области, которые сейчас разворачиваются. Дело в том что, вы поймите вот такую маленькую истину. Вот чем больше мы кричим и ничего не делаем, тем больше нам палок в колёса вставят, чем меньше мы об этом говорим, но делаем практически, тем лучше».
В.Н.: Да, правильно, больше нужно делать, меньше кричать, но я только хочу сказать, что спасибо тем, кто кричит! Но если человек не знает как делать? Вот вы, допустим, знаете – у вас юрист делает, ну есть, допустим, а человек не знает. Ну, пусть кричит тогда, что ли, как ненормальный. (краткие аплодисменты)
Ну, вот ещё в развитие этого такая идея родилась. Давайте… вот, мы всё говорим, говорим: «Соберёмся вот так вот, как здесь, сейчас и говорим, и нам так хорошо, мы такие хорошие, и душе хорошо». Но ведь это разговор «на кухне», то есть никто нас здесь не увидит. Давайте сделаем пресс-конференцию ИТАР-ТАСС, допустим, или Риа-Новости представителей родовых поместий! И заявим декларацию на всю страну. Фонд оплатит, там, ну у них всё платное, то что проводится, это платное, туда приглашаются журналисты – ни разу даже такого мероприятия не провели. Это вот, конечно, камни в адрес Фонда, ну, и в мой тоже. Я всё же, ну не совсем же глупый человек, чтобы о себе ничего нормально не сказать, об идее. Ну, конечно, позакрывают прессу, потому что что-то там о нас наговорили. Давайте проведём.
И ещё родилась такая идея: сделать, что ли, съезд-конференцию, но по всем правилам представителей родовых поместий, ну на которой всех невозможно собрать, потому что это большое количество людей, и зала такого не найдёшь. А вот, допустим, там, от каждого поселения один-два человека. И проведём что-то такое, выберем, решим вопросы по руководству «Звенящими кедрами» и по партии, там, и так далее и так далее. Давайте её проведём этой осенью, чтобы уже соления были готовы (смех и аплодисменты). О! И туда, знаете, куда мы их денем!? И туда возьмём на пресс-конференцию, а потом обычно фуршет делают для этих журналистов. А мы возьмём туда солений привезём и картошки с укропчиком, – посыпем. Огурчиков! Вот будет здорово! (радостные аплодисменты)

Из зала: А вы знаете, на этой конференции много людей строят свои родовые поместья?
В.Н.: Ну, это же… я не могу заставлять. Может, они тайно это делают. Ну, поднимите просто руки, кто строит уже? Ух ты! Так много уже! Всё, пожалуйста, опустите. Да… вот это и есть та сила, которая… реальная сила. Но, я ещё повторю – и те, которые мечтают, тоже сила, они, кстати, вам помогают и может они там тоже очень много хорошего сделали. Вот, знаете, спешить-то не очень нужно. Вот, у меня возникла недавно необходимость печку переложить – ну, там, в загородном доме, и… Ну, её делал там один человек, потом другой, потом третий, я там не буду говорить как – хорошо, плохо. И вот, пришёл ещё один человек. Ну берёт, сказали, дороговато, такой он – моложе меня и вот он стал класть вот эту печку. И я говорю – за сколько вы сложите? Он говорит – за две недели. Я думаю – вообще! Что ж такое-то! Две недели печку класть. Люди приходят так – 3 дня, там, максимум. Я говорю: «А почему так долго? Помощников нет?» Он говорит: «Да нет, есть помощники, почему нет, но нельзя больше двух рядов класть сразу. Надо чтобы ряд подсох, иначе она плывёт». «Опа! - я так про себя отметил – а человек-то непростой. Чего-то он знает». Потом, значит, кирпич надо замачивать – поехал, сам выбирал кирпич. Выбрал. Оказывается, кирпич надо замачивать, прежде чем класть. Но, а вот другие делали, не замачивали. Просто так водой брызгали. Ну, ладно, кладёт – даст высохнуть, кладёт, кладёт – наконец-то сделал. Я думаю: «Ну, надо человека отблагодарить». Я узнал, что он там всегда обмывает всегда свои печки у других. Взял, пришёл, говорю: «Ну, давай, затапливай». Он говорит: «А её нельзя топить!» (в зале смех). Я говорю: «Как нельзя?» А он говорит, что можно будет топить только недели через две. Ничего себе, думаю, печка. Ну, ладно, значит. Он говорит: «Я могу вот, газетку зажечь, показать, что она будет тянуть там». И… две недели она сохла и превратилась в такой монолит. А ещё он такой аккуратный - вот, кирпичи не везде ровные, надо сделать вот такую, вот, укладочку. Он говорит: «Вот, шов не должен быть на печке между кирпичами толстым». Так вот. А получается так, что толстый шов, потому что кирпич уже к краю пришёл, так он даже кладышки выпиливал из кирпича, ну, чтобы кирпич сделать побольше. И что интересно, – раньше печка топилась для обогрева, там большое помещение внизу, там две, три закладки, – нагревалась, сейчас – от одной закладки нагревается, представляете? То есть получилась в 4 раза экономия дров! А ещё он так аккуратно сделал, ну, знаете, – труба закрывается вот где, так он даже, чтобы ручку удобно было брать, даже выемочку на кирпиче сделал. А потом ещё, говорит: «Да, такая печка красивая получилась, что надо её украшать. Вот - говорит фотография, – я так печки украшаю». Я как посмотрел, а у него там резьба по камню. Он резчик оказался по камню. Я говорю: «А печки почему ты кладёшь?». Говорит: «Так вот хобби, это вот любовь». Ну, вот, он с любовью эту печку выложил, а потом ещё оказалось, что он вообще мой земляк, из одного города. И вот такие мастера ценятся. Вы все должны стать учителями для своих детей и вот такими мастерами. Чтобы среди вас был хоть один человек, который умел бы хорошо класть печки. Это сейчас такая проблема! То есть печь может стоять 50 лет, оказывается – без переборки. А может – уже через 3-4 года трещинки даст – нужно будет перебирать. Вот нужны такие мастера.
Нужны мастера, которые будут рубить дом. Вообще, что такое дом? Вы знаете? Я вот немного ещё расскажу вам о своей следующей книге. Вы знаете, за что родители в глубокой древности, до ледникового периода наказывали детей? За строительство дома. Вот маленькие дети, если начинают строить дом, то их родители наказывали. Это для них было развлечение, вот развлекаловка такая, и оказывается там такие процессы строительства дома были, что это приятное времяпрепровождение. Это искусство! Это… ну я вам просто один штрих скажу, как использовались животные для строительства дома и почему наказывали. Вот наши предки дрессировали, дрессировали вот этих… зверей, вот дочь об этом очень много знает. Из неё Анастасия всё это вытаскивает, эту информацию. Вот знаете, кто был в древности каменщиком? Одним из лучших каменщиков – ну вот, дом надо было сложить. Версии слушателей – «Обезьяна», - Мегре: «Ещё кто-нибудь скажет?» – «Бобёр», - «Медведь», - «Муравей». Мегре: «Ласточки!»
Как ласточка строит себе гнездо, знаете, да? Нет? Очень прочное. Я вам сейчас такую интересную информацию сенсационную говорю. Они их дрессировали и вот такая тьма ласточек, если начинают, то они слетаются, для них это тоже, ну приятное такое, ну там, определённые приёмы дрессировки, и начинают выкладывать, выложат стены, потом подсохнет, потом опять, а в это время слон месит им материал (смех в зале). А ласточки, они же добавляют туда свою слюну, они же добавляют туда там и пёрышки, пух. Представляете, что это за дом получается? Ну, вот дети начинают баловаться вот такими этими штучками. А потом, ну, побаловались и бросили. А те звери не понимают, почему бросили, почему дом не достроен оказался. Поэтому сейчас строительство дома – это искусство, это приятное времяпрепровождение. Как только случилось такое, знаете, как нужно было вывернуть человеческое сознание, чтобы 30 лет… тридцать лет нужно мужу и жене работать на какой-то на нелюбимой работе, 30 лет, чтобы расплатиться за какую-то квартиру. 30 лет! Если мои дед и отец за два лета возьмут и за два месяца построили квартиру, ну, дом рубленный. При этом работая. Вот сравните по трудозатратам 2 года. А тут техника так развилась, подъёмные краны, суперматериалы и 30 лет! То есть, мы что называем прогрессом? Вот этот регресс? Это же иллюзия!
Выкрик из зала: Рабовладение это!
В.Н.: Рабовладение.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, а у вас есть как бы способ какой-то, как избавиться от колорадского жука?
В.Н.: Нет, вот у меня нет, такого, я сейчас не помню, есть такая птица, цесарка, которая может склёвывать. Индюшка? У меня нет. В связи с тем, что вы задали вопрос такой, как избавиться от колорадского жука, а вот у кого-нибудь дома сегодня есть тараканы? Ответы из зала: «Нет! Нет!». Куда они делись? Я говорю – переусердствовали. Куда они делись – тараканы, они же нужны! Вот и у меня нету. А в Америке нет пчёл, вот, считают пчёл. Это тоже опасно. У нас пчеловоды тоже говорят, что что-то происходит, исчезают пчёлы. Кстати, вот во Владимирской области в поселениях много занимаются пчеловодством.

Вопрос: расскажите про кесарево сечение?
В.Н.: Кесарево сечение надо делать… (с укором о врачах) можно в исключительных случаях. Сейчас все врачи предлагают делать кесарево сечение.

Вопрос: Расскажите об интересных историях поселенцев – как они реализуются и сотрудничают? Спасибо.
В.Н.: Об интересных историях? В поселении? Вот знаете, мне кажется, что в каждом поселении ещё и должен быть свой летописец, который будет записывать, интересные такие, факты. Да, в одном вот сказку поставили интересную. Ну, я рассказывал такие интересные истории, как например, девочка под Новосибирском, вот ей нравится там, приняла душой родовое поместье и сидит там, на крыше, дом обмазывает – труба там протекала. Домик у неё небольшой. Мимо компания мужчин проезжает, среди них врач, ну, недавно окончил молодой человек, и видит, сидит на крыше, чего-то делает. Ну, странно, да – сидит девочка на крыше одна. Остановился, говорит: «Чего ты делаешь там?» Та говорит: «Родовое поместье достраиваю» (все в зале смеются). Вот они сейчас поженились. Вместе поместье строят. Ну и таких подобных историй очень много. Вот, эти вот женщины из родового поместья, они очень качественные (смех в зале). Они, вот, понимаете, у них другой взгляд, другое мышление и при зачатии они будут по другому себя вести. И у них будут совершенно другие дети, я это говорю, не утрируя. Потому что, я уже писал об этом, кто хочет быть зачатым в порыве там, плотской страсти? Все хотят быть зачатыми в порыве любви, в порыве, о том, как ты думаешь об этом будущем человеке. А эти женщины – они думают о будущем! И вот у них совершенно другое качество. И у них будут другие дети. Это ведь не то, что говорят об индиго, – индиго. Это будут добрые, очень хорошие люди. И вот, у этих женщин другой взгляд. Они красивы своей будущностью. Вот когда видишь человека, смотришь на его лицо, и вот, и понятно - он человек сегодняшнего дня, и завтрашнего как бы с ним не может быть. Эти женщины, с которыми можно посидеть в кабаке, выпить за столом и разойтись утром или там сразу же. А это другие женщины – и этим они притягивают. У них другая красота. Вообще, красота - это понятие такое же непонятное. Что это такое? У всех две руки, две ноги, голова, – один красивый, другой нет. И почему влюбляются вот в какого-то определённого человека только? А вот, оказывается, что помимо внешности, есть ещё внутреннее «я» человека. И почему вот этих женщин, любили раньше, вот, я говорил о той любви. Как раз вот из-за этого «я». И вот мужчина, – они доживали до глубокой старости, а он уже не видел в ней старушку, он на другое обращал внимание изначально, – вот на это внутреннее. И ей уже 95 лет, а он видит вот это, прекрасное, что было в ней, он также её и любит. Поэтому, я считаю, что вы достойны великой любви и у вас она будет.

Ведущая: Уважаемый Владимир Николаевич, расскажите, как часто вы видитесь с Анастасией и детьми? Как имя вашей дочери?
В.Н.: Имя, имя дочери – Анастасия. Вижусь с Анастасией, ну как, в этом плане, может быть, не все это поймут, каждый день и даже больше, потому что... Вот у меня в кабинете, где я сплю, висит портрет Анастасии, портрет прамамочки, и портрет её родителей, ну, ещё картина, просто пейзаж. Я себе там ничего не могу позволить, что мог бы позволить, такая аура, что мог бы позволить где-то извне. Вот, когда я приезжаю в какую-нибудь гостиницу, особенно в России, то обязательно найдётся хотя бы один человек, который, ну, анастасиевец. И вот уже вам понятно, что лишнего себе не позволишь, даже если он ещё не нашёлся, ещё не подошёл к тебе, ещё не попросил там тебя подписать, но знаешь, что здесь есть такой человек, а через этого человека взгляд Анастасии. И всё, лишний раз там не подойдёшь к ненужному киоску, – смех в зале, – что-то такое не сделаешь. То есть, вот, как это не встреча!? Вот, человек взял и сделал такое, что хоть ты за рубеж поедь, а всё равно под ловцом! И говорит мне: «Помолюсь за тебя, ты любимая…». Ну, это раз. Второе. Но это не значит, что она лишает этим свободы. Я не всегда могу совладать со своими нехорошими привычками, понимаю, что нужно голодать, вот мяса никогда не ел. Вот, однажды, сижу за столом там, у людей, с мастерами, со строителями, они сало едят. Мне сала захотелось, вот, никакой силы воли, взял, и съел кусок. Понимаю, что зарядку нужно делать каждое утро, – не всегда делаешь. Вот что-то такое, если бы был, пришёл дворник, вставал бы рано утром, делал зарядку, ну и так далее и так далее. Совсем недавно, значит, такое место чудесное, ну, нашёл, бассейн, сауна, мне так это всё понравилось! И вот, провёл три часа. В бассейне, в этой в сауне, в бассейне, в этой сауне. Вышел оттуда и понял, что мир-то другой! Понимаете, и вот зарядка там, и плавал почему-то с удовольствием, вот, и вот что-то произошло, мир какой-то прекрасный, всё это видится, почему так происходит с людьми? Если ведь привести себя в порядок, то и жизнь будет более радостной. Ну, вот так подумать подумал, а в порядок до конца не привёл себя. И многие ведь люди так. Совет из зала: «Курить бросьте! Курить! Бросили курить?» Ну, да, просто вот по чуть-чуть. Ну, вот надо нам что-то делать. А и ещё вот, про поместья. Просто в том месте ещё тренажёрный зал, но я не пошёл тогда в тренажёрный зал. И подумал: «Вот люди стали вести городской образ жизни, и тогда понадобились им тренажёрные залы». Человек не может без движения! Нельзя ему всё время сидеть, там по восемь часов и тогда потребовались, вот, тренажёрные залы. Но самый лучший тренажёр – это родовое поместье! Вы знаете, чтобы ягоды собрать, надо же присесть. А сколько раз за день! Там надо наверх посмотреть, яблоко созрело или не созрело и вот эти вот… А как рубить дрова? Гых. И вот оказывается, это очень положительно влияет на здоровье. И бесплатно ещё; надо быть здоровым.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, вы говорите постоянно в будущем времени - будут женщины, будут дети. Но такие дети уже рождаются, такие женщины уже есть.
В.Н.: Вы, может, не правильно поняли, я говорю не только, что в будущем, я говорю сейчас, вот, эти женщины, даже которые не строят, даже те, которые думают, потому что те, которые строят, я даже не говорю, у них другой взгляд, у них другая аура, ну, они красивые. К такой женщине хочется, ну просто, на грудь прилечь так, отдохнуть. Ну, вот такое. И дети рождаются. Да, и вот я рассказывал о предпринимателе, который дал прочитать книжки своей любовнице. Видно, она заинтересовалась. И вот сейчас, она его жена, она родила ему двоих детей, и живут в собственном поместье. Я не буду говорить, где это, но это вот интересный такой факт. Вообще, детей в поместье рождается много. Вот, во Владимирской области знаю, там где-то больше двух десятков детей. А приезжают в поместье, целый пионерлагерь образовывается. Вот, один говорит: «Там разговаривает одна пара – тоже строит, ну, себе поместье, бывшие русские, уехали в Германию, ну вот там, взяли землю, строят. Вот, приезжают с детьми. Мы понять не можем – туалет на улице, значит, ну, как бы личной комнаты нет, пока небольшой дом, а они не хотят отсюда уезжать». Вот тоже какая-то, видно какая-то аура есть.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, а Михаил Петрович Щетинин. Школу-то закрыли как государственную.
В.Н.: Ну, я так с ним не общаюсь.
Из зала: Школу то закрыли?
В.Н.: Ну да, я слышал, что школу как государственную закрыли, ну я ничего не могу сказать, я, как бы, не общаюсь. Вон человек знает. Но школа есть. Ну и что, что закрыли, как государственную, есть ведь ещё там – другие возможности, я думаю, что их используют.
Ну, давайте, ещё вопросы.

Вопрос из зала: Владимир, меня зовут. Вопрос такой: человек родился в городе и у него родители из деревни. И в деревне дом с 20 сотками, где жили родители, и предки 200-300 лет. И нет возможности расширить до гектара. Первый вопрос: правильно ли будет, покинуть вот этот участок, и купить гектар земли в другом месте? И второй вопрос: человек родился в городе, но захотел там, живя в городе, купить домик в деревне, где была бы его родина, он покупает этот домик, но есть возможность расширить до гектара. И здесь он берёт на себя дополнительные трудности, согласитесь: соседи, которые не знают, что это такое, председатель колхоза, который занимается техникой. Второй вопрос у меня такой: как вы вообще к этому относитесь, и, во-вторых, чтобы вы могли сказать в помощь вот таким, которые нашли вот этот путь?
В.Н.: Ну, вот если там есть участок земли размером в 25 соток и там жили несколько уже поколений, как вы говорите, то мне кажется, его бросать нельзя, как-то нужно его использовать, ну, если есть возможность как-то расшириться, расширять, но и бросать тоже нельзя. Во втором случае, ну, понимаете, в любом случае, вы сами своей душой должны найти выход из вот этих положений. Только вы. Только своей душой, так как чувствуете, потому что там очень большое количество нюансов. Мне, например, было бы жалко бросить даже 15 соток, если бы там родился мой отец, на этом месте, и я тоже. Поэтому, надо думать. Ещё есть вопросы?

Вопрос из зала: Про брачные слёты расскажите?
В.Н.: Про брачные слёты? Вы знаете, я не был ни на одном брачном слёте. Только знаю о них, о том, как пишут, но, вот, когда была конференция в Турции, вот, это был такой брачный слёт! Была конференция, съехались серьёзные люди из разных стран, всё серьёзно, просто такие были элементы, что после этого как бы вот, три, четыре пары, уже сейчас образовались, живут. Ну, я знаю, что украинка там была одна, ещё парень из Канады и она, наверное, была, как это называется, подкаблучник, так быстро как-то раз, а он ещё и организатором там был всего этого. Потом румынка приезжала, но уже мест не было. Ну так вот получилось, что мест нет и или в другой санаторий нужно идти, а потом ещё то ли 40 то ли сколько-то долларов платить, чтобы в этот санаторий попасть, ну где и все остальные. И она, значит, там Сабах был, если кто знает такого – Сабаха. Это он из Швеции, а сам он – курд, такой интересный человек – генерал, он был командующим, ранен несколько раз, лежал здесь в Кремлёвке в нашей, ещё раньше был дипломат, и несколько языков знает. Он как бы пожилой человек, лечится всегда. И вот он жил в комнате с русским. И они взяли её к себе. Ну, там большие номера были. И значит, и он говорит – переводил до двенадцати, так как они ещё языка не знают, переводил, ну так как они ж языка не знают – он русский, она румынка. Потом уснул. И говорит: «Я в три проснулся, а они сидят – разговаривают». То же такой вот эпизод интересный.
Или, ну вот, что такое анастасиевки? Идёт такая по пляжу дивчина. И стоим мы втроём. Подойдёт к нам и говорит одному человеку: «Тебе лечиться надо». Я говорю: «Чего она так тебе сказала?» А у него немножечко язва. Он: «А кто это? Целительница? Подойду сейчас к ней». Ну, он подошёл чего-то там поговорил. Она ему ответила, что здесь она сделать ничего не может. А у меня тоже плечо болело, они раз и быстренько вылечили. Какой-то силой обладают эти люди и даже вот пожилые! И вот в этой Турции проходило, 5 дней проходили слёты. Вот слёты проводят, несколько дней их проводят. А вот тут 5 дней проходили слёты. И настолько мне было интересного! Никто ни на какую экскурсию не поехал! Вот сидят группками, между собой разговаривают, чего-то делают, там, ну не знаю, потом разъезжаться даже было не очень-то, ну, с трудом разъезжались, надо, наверное, такие слёты проводить. То есть нужны слёты, когда там – палатка, когда у костра, когда труд, но нужней такие, когда можно такое там сказать, и вот я додумал всё это и, вот представляете, такой слёт – проходит какое-то мероприятие. И надо, чтобы каждый человек имел возможность, скажем, выйти, и сказать: разрешите представиться и рассказать о себе.
Ну, вот я писал, о том, что лучше. Можно сделать, скажем, записал на плёнку какое-то выступление и вот почему ещё нужно международные слёты делать – у других народов вот какой-то другой менталитет немножко. И может быть, мы от них что-нибудь возьмём, они от нас что-нибудь возьмут. Ну, а вот если бы в этом году мы проводили бы подобный слёт, ну в Турцию, конечно, ехать, нужны деньги, тем не менее, вот кто бы захотел поехать туда? Поднимите руки? А… ну вот, вот, вот, вот.
Из зала кто-то говорит: «Мне на сайте нужна информация обо всём об этом»!
В.Н.: Ну да, в России, по осени можно, получается, что можно по осени, есть такое место, но там 300 всего человек поместится, ну 350. Может быть, попробуем в России провести, ну, просто, как бы там уже нет моря…

Из зала выступает молодой человек: «Я вот ездил на слёт, тоже хотел половинку встретить, и ездил на слёт в Одинцово, и вот получилось так, что с утра до вечера мы только сидели на лавочке и отвечали на вопросы, игр как-то таких, никаких творческих мероприятий, - два дня слёт проходит и вот с утра до вечера только отвечали на вопросы.
В.Н.: Сколько, два раза ездили на слёт? Молодой человек рассказывает как ездил на слёт удивлён: на лавочке сидели? Ну, вот в смысле, все на лавочке сидели?
Молодой человек: Да, сидели и по кругу отвечали на вопросы. (все смеются)
В.Н.: Два дня что ли сидели на лавочке? Ну, видно, так решили организаторы. Вот ещё что я в Турции заметил. В том случае, вот такое мероприятие, конференция, лекции проходят, это повод, повод, а девочки-украинки плетут, накрашенные, разукрашенные такие, ну ясно, что для них может это, – они используют это мероприятие как… Ну в этом нет ничего плохого. Конференция - это как повод девушке показать, что она умная; где ей ещё показать?
Знаете что? Я вот думаю, вот мы сейчас посидим, разойдёмся, а вопрос затронули серьёзный. Здесь нужен какой-то оргкомитет, специалисты, которые разработали план этих мероприятий – нормальную программу, нормальный план, по которому проводились бы эти слёты. Ну и на лавочках можно сидеть, но и ещё что-то делать. Сделать его на таких вот уровнях, вот, типа, слёт в палатках, и слёт, где можно в здравницу приехать, для детей, на несколько дней приехать. Одни в одно место приедут, другие в другое. Ещё была такая идея, чтобы сделать эти слёты зарубежные и вот такими регулярными, традиционными. Если у вас создастся здесь такой оргкомитет, хорошо бы было и вот это осуществить.

Из зала: Возле Нижнего Новгорода есть такое место - зелёный город. Там можно разместить буквально тысячи гостей. Единственный недостаток - нет аудитории большой.
В.Н.: Решайте этот вопрос.

Из зала: Скажите, пожалуйста, если бы вы хотели организовать конкретное поселение, какими бы критериями вы отбирали? Это вопрос, который многие поселения волнует.
В.Н.: Девушка спрашивает… это такой серьёзный вопрос. Если вы хотите организовать поселение, по каким бы критериям вы бы отбирали себе соседей? Я пока не знаю, как на него ответить. Я не могу выбрать, потому что ещё не знаю. Но вы ж не все ко мне придёте?
Из зала: Конечно, это каждый себе должен ответить на этот вопрос.
В.Н.: Нет, я думаю не любого можно принимать. Как можно принимать, если человек пришёл с намерением гнуть маты или вообще..? Конечно, это должен смотреть коллектив и в то же время нужно как-то не оскорбить человека. Вот в связи с вашим вопросом я больше задумался почему-то о том, чтобы я смог сделать, оградив себя в своём поместье от негативных воздействий из вне, в том числе соседей. Чтобы я смог сделать? Наверное, над этим больше стоит задуматься. И тогда мы не будем говорить о соседях. Я знаю, что в древности они, прежде всего, понимали значение негативной мысли, позитивной мысли. И вот тоже в истории есть такие факты. Наши предки, они не позволяли себе ругаться в своём поместье. Потому что с соседом надо поругаться, не то что надо поругаться, надо выяснить какие-то отношения. Они выходили и шли почему-то в дубовую рощу и там выясняли отношения. Но не позволяли себе стоя на меже или там в его в поместье и так далее. Потом, так же в истории говорится, что купцы на Руси, когда доходили купцы, заморские купцы… С охраной караван приходит. Дальше купец оставляет охрану за ненадобностью и идёт. Может по всей Руси идти, его не тронут, ничего с ним не случится, он может хоть золотой шлем на себе нести, его никто не тронет. Они понимают, - это не было такого закона, что вот не трогай. И все они понимают, что если отдельный негатив, то он здесь вот останется. И почему они квас лучший давали, если кто-то попросит попить, лучший квас давали или могли угостить чем-то. Опять же, чтобы было хорошо. Я чему удивился, - но они гостеприимные, - но они не пускали людей к себе. Они не старались пускать людей к себе на территорию. Они могли принять человека на постой, но это была на их территории специально отведённая территория. По нашему – гостевой домик. Вот видно в этом тоже есть какой-то знак. То есть у каждого человека, вероятно, должен быть такой принцип, что не надо вторгаться на территорию кого-то. Вот с этого надо начать, тогда допус


--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика портала... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...