Информационная база Движения
создателей родовых поместий


Информационная база Движения создателей родовых поместий



Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"

Родная газета

Международная газета
"Родная газета"

Газета Родовое поместье

Международная газета
"Родовое поместье"

Подписаться на рассылки
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка для тех, кто совершенствует среду обитания: как сделать, чтобы всем было хорошо. А на Земле быть добру!

Рассылка группы Google "Быть добру" Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом

Подпишись на рассылку "Движение создателей родовых поместий"
Рассылка для тех, кому интересен образ жизни на земле в гармонии с природой в своём родовом поместье. Родовое поместье – малая родина.

Рассылка группы Google "Движение создателей родовых поместий" Электронная почта (введите ваш e-mail):










Группы
















И взойдут семена (Аркадий Павлович Айдак)

опубликовано в Портал (Агенство) 12 августа 2019
Прим.ред.: публикуется в сокращённом варианте (решение экологических и противоэрозионных проблем в полном варианте).

В предлагаемой читателю брошюре рассматривается широкий круг вопросов по решению экологических и социально-экономических, в том числе противоэрозионных проблем, воспитанию у населения бережного отношения к природе. Автор её, председатель колхоза "Ленинская искра" Ядринского района респубики Чувашия А.П.Айдак, рассказывает об этом на примере своего хозяйства.
 
ПРОТИВОЭРОЗИОННЫЕ РАБОТЫ
Я целый край создам обширный, новый, И пусть мильоны здесь людей живут Всю жизнь в виду опасности суровой. Надеясь лишь на свой свободный труд. Среди холмов, на плодоносном поле Стадам и людям будет здесь приволье; Рай зацветёт среди моих полян. И. В. Гёте
Весной 1968 года ещё небольшой овражек около села Большие Шемердяны начал бурно расти и дошёл до самой деревни, угрожая перерезать дорогу, связывающую наш колхоз с райцентром. Надо было немедленно остановить его. Как это сделать, мы не знали. Книг, учащих этому, тогда не было. Вскоре я вспомнил, что в книге "Полеводство", раздел которой о садоводстве я постоянно прочитывал в школьные годы, были рисунки забитых на дне оврага кольев. Немедленно съездил домой, что в соседнем хозяйстве, и нашёл её. Действительно, в этой толстой книге, изданной в 1942 году в Чебоксарах, было все, что имело отношение к земле: и как возделывать зерновые, клевер, даже кок-сагыз, как запрячь лошадь, как бороться с донным размывом в оврагах и т.д.
Под руководством бригадира Алексея Артемьевича Артемьева члены дорожной бригады за несколько дней по дну этого овражка сделали каскад плетневых запруд. Мы очень боялись, что первый же ливень их снесёт. Но наши страхи были напрасны. Ливень не повредил их, а наоборот, начал быстро заполнять эти запруды. А весной следующего года торчали только вершинки колышек - все остальное оказалось под илом. Потом по наносимому илу эти запруды сделали ещё раз. Через два года овражек заполнился илом и стал совершенно незаметным.
Этот маленький опыт был началом большого дела. Вскоре мы такие запруды начали делать в массовом порядке. Ведь струйчатая эрозия на всех склонах полей, тогда ещё не защищённых травами, была повсеместной и сначала образовывала рытвины, а потом уже небольшие овраги. Научились делать также и фашинные запруды, т. е. запруды из снопов хвороста для прекращения донной эрозии уже самых больших оврагов. Вскоре вместо хвороста начали использовать ботву хмеля, люцерновую солому, что весьма облегчило и упростило это дело. Можно использовать для этих целей и ботву картофеля, убранного вручную.
Сделать запруды и заилить их - ещё недостаточно. Важно закрепить днища оврагов, чтобы через несколько лет, когда запруды сгниют, снова не начался размыв земли. Ведь вода-то и ливневая, и весенняя будет всё равно стекать там же: по малозаметной уже для глаза впадинке на склоне поля, по дну усмирённого на время оврага. Поэтому, когда небольшие овражечки заполнялись илом благодаря запрудам, их засевали семенами костра, тимофеевки, ежи сборной. И через года два уже вода течёт по сплошному настилу из этих трав и уже не может размыть Днище ложбинки. Мы убедились, что таким образом можно защитить и водостоки рядом с дорогами на крутосклонах, где обычно строят бетонные водостоки.
А вот заиленные запруды по днищам оврагов закрепляли ивами. О роли и возможностях ивы для защиты берегов малых рек я узнал из статьи Николая Александровича Обозова, уроженца нашей республики, который, насколько мне известно, первый в стране взялся за организацию комплексной защиты рек, а конкретно - Десны. По берегам речек на территории нашего колхоза тогда ивы почти что и не было - они давно были съедены овцами и козами. Поэтому по разрешению руководства лесхоза до создания собственных плантаций года 3-4 члены противоэрозионных звеньев в январе-феврале заготавливали иву по реке Сура в 20 км от нашего колхоза, завозили на тракторных санях, складывали в углубления, в сенажные траншеи, покрывали толстым слоем снега, а сверху - соломой и нетолстым слоем соломистого навоза, чтобы не продувало. Внедрили мы и нововведение, что нигде не рекомендовалось: сажать ивы не черенками, а класть их целиком хлыстом подряд, затаптывая в наносный ил, закрывая землёй. Масса питательных веществ, имеющихся в стволе и в ветвях 2-4-метровых хлыстов, позволяла каждой непопав-шей под ил почке быстро выбросить стебелёк, который уже к осени того же года достигал до 1,2-1,5 метров высоты. И сплошь, как поле конопли. Только не надо иву совсем закрывать илом, затоптать в него: без воздуха почки задыхаются.
И если днища оврагов защищены зарослями ивы - бояться нечего: донной эрозии здесь уже не будет. Можно использовать для этого и свежесрубленную иву, но это надо делать ранней весной. А в оврагах у нас обычно до июня работать невозможно. Если свежесрубленную иву использовать в это время, то она не даёт уже сплошного заросля.
Для закрепления днища оврагов очень хороша и ветла. Их высаживаем черенками длиной 1,5-2 метра. Мы их в основном покупали у колхозников, которые заготавливали их в начале апреля и хранили до поры до времени в погребах на снегу. Много тысяч вётел растёт сейчас в наших оврагах. Это быстрорастущее дерево не только ранний медонос, но и прекрасный материал для сруба колодцев, так как не меняет вкуса воды.
Действующий овраг имеет обычно по несколько вершин, которые каждый год растут вверх на полметра, метр и более. Обычно их рекомендуют защищать бетонными водосбросами. Мы убедились, что и их можно усмирить, используя для их закрепления иву, а также и ветлу.

Общая длина днищ наших оврагов и балок около 80 км. Такое же расстояние от нашего колхоза до Чебоксар. И почти все они в основной своей части были действующими. Только ответвления, переходящие в балки, в значительной степени ещё не были подвержены донной эрозии.
Это ответственная и трудная работа - строить запруды по дну действующих оврагов. Ведь во многих местах их днища из-за постоянных размывов были как острие ножа: негде ногой ступить. В самое напряжённое летнее время до пяти звеньев по 8-20 человек в течение многих лет были заняты на этой работе. Особенно много и результативно работали звенья А. А. Артемьева, Василия Ксенофонтовича Максимова, Алексея Иосифовича Кркалевского, Тита Прокопьевича Про-копьева, Михаила Артемьевича Артемьева. Оплата была повременной - чтобы колхозники не спешили и работу выполняли качественно. Иначе весь труд напрасен: вода вешняя все сметёт. А уже в следующем году за сохранность запруд доплачивали 50% от прежней оплаты.
К 1980 году по всем действующим оврагам прошли запрудами хотя бы один раз. Но по большинству из них пришлось эту работу проделать два раза с интервалом в один или два года. Но в колхозе были овраги, где пришлось делать и три раза.
В настоящее время в колхозе 61 пруд с зеркальной поверхностью около 100 гектаров. Некоторые из них построены в основном с целью прекращения донной эрозии в действующих оврагах, обычно в нижней их части. А в верховьях оврагов пруды строили для поения скота, для разведения рыбы и купания, для борьбы с засухой: ведь пруды в верховьях балок и оврагов сильно влияют на уровень грунтовых вод в прилегающих полях.
Начало капитальному строительству прудов в нашем колхозе положил Федор Яковлевич Муравьев, работавший до меня председателем колхоза. Умелым специалистом в этом деле стал В. К. Беляков, избранный со временем моим заместителем. Из множества прудов, построенных им, до сих пор ни один не прорван.
При строительстве бывает часто, что берегом хотя бы одной стороны пруда является крутосклон. Чтобы не было оползней, мы заранее закрепляли его на урезе воды ивой, ветлой, а повыше - посадками берёзы, липы, дуба, рябины и т.д.
В случае, если пруд средний по размерам и в ветреную погоду на нём бывают волны, - и пологие берега, и мокрый (верховой) откос плотины защищаем от размыва зарослями ивы. Их создаём, как и на днищах оврагов, укладывая в землю цельные хлысты ивы.
Сухой (низовой) откос плотины пруда закрепляем только посевами многолетних трав. Сажать там деревья нельзя, так как корни их в поисках влаги могут прошить тело плотины и выйти к мокрому (верховому) откосу. Со временем, когда дерева не станет и корни сгниют, по этой дырочке начнётся прорыв плотины.
Днища оврагов и балок не сплошь заняты посадками ивы, вётел, тополя и прудами. В значительной степени они, а также вершинки прудов заняты полупогруженными в воду растениями. По данным учёных, такие растения (тростник, манник и т.д.) перерабатывают вымываемые из пашни минеральные удобрения, пестициды, остатки нефтепродуктов и даже дуст ДДТ и превращают их в безвредные. Тем самым предотвращается загрязнение ими Суры и Волги.
Некоторые считают овраги недостатком рельефа Чувашии. Однако, думается, что это не так. Овраги - наше богатство. Ведь это почти готовые, природой созданные чаши для сбережения драгоценной для нас влаги, талых и дождевых вод. С ростом числа прудов прекращается иссушающее действие оврагов на соседние массивы полей.
Через территорию нашего колхоза и по границе его протекают четыре речки. Очень извилистые, они во многих местах ежегодно подмывали берега на 30-60 см. После 2-3 лет экспериментирования мы нашли очень простой способ их защиты. Для этого два-три ряда деревянных кольев (расстояние между ними, а также между первым рядом и берегом 35-40 см) сперва легонько забиваются прямо в дно речки в подмываемых местах. Все эти междурядья сплошь заполняются ботвой хмеля, люцерновой соломой или картофельной ботвой, сверху колья надёжно связываются проволокой друг с другом. После этого колья повторно забиваются - уже по-настоящему, плотно запрессовав уложенную ботву.
Весной после спада воды (это обычно бывает в начале июня) по наносному на этих сооружениях илу сплошь кладутся хлысты ивы, которые наполовину затаптываются в него, прикрываются землёй. Желательно, чтобы комель ивы был в воде, а вершинки - в материковом грунте берега. Тогда между этим сооружением, мы его называем илоулавливателем, и берегом речки не образуется протока воды, который может свести на нет всю проделанную работу. Если все это сделать добросовестно, то выросшая к осени сплошная заросль ивы надёжно защитит подмываемый берег навсегда. В настоящее время завершается многолетняя работа по закреплению берегов всех наших речек.
Вся проведённая нами работа по закреплению от размыва днищ оврагов, берегов речек действительно надёжна, и для этого нужны лишь колья, хворост, различная грубая ботва, проволока и умелые рабочие руки. И это во много раз дешевле и надёжней, чем выполненные в бетонном варианте работы.
Самую большую плотину в колхозе рядом с деревней Верхние Ачаки с зеркальной поверхностью в 33 гектара строила специализированная мелиоративная организация. У них было запроектировано мокрый (верхний) откос плотины защитить от размыва бетонными плитами. Мы взяли ответственность на себя, от бетона отказались и защитили плотину от волнобоя созданием сплошного заросля ивы. С того времени уже прошло десять лет - все нормально, нет никакого размыва.
Тогда же эта строительная организация построила единственный в нашем колхозе бетонный водосток рядом с дорогой у этой же плотины. И он через год-два уже разрушился.
Как-то в колхоз приехали проектанты-специалисты по гидротехническим сооружениям. Просто из-за интереса я их пригласил на речку Мочкаушку (а это ледоходная речка) посмотреть и посоветовать, как не допустить, чтобы столб высоковольтной электролинии на крутом повороте речки из-за сильнейшего размыва берега через несколько лет не свалился в воду. Учёные специалисты сперва предложили размываемый берег защитить укладкой бетонных плит, потом от этой идеи отказались, так как рядом с высоковольтной линией на кране работать нельзя. Потом предложили решить проблему выпрямлением русла речки.
Мы с этим, конечно, не согласились. К этому времени наши колхозники уже научились по-своему и надёжно укреплять подмываемые берега речек. Что вскоре сделали и на этом месте. Это было уже много лет назад. И с тех пор этому столбу высоковольтной линии никакая опасность не грозит.
Речки, протекающие через наш колхоз, уже не "болтаются", подмывая берега и меняя русла. Прижатые с обеих сторон почти сплошными зарослями ивы и ольхи, они становятся уже и глубже. Это облегчает подъем на нерест рыбы из Суры и Волги.
Чтобы впредь не размывались русла речек, давно прекратили добывать в них камень и гравий. Если на речке каменистых, гравийных перепадов мало и русло речки углубляется, размывается (а это происходит, если скорость течения воды выше 0,5 м в секунду), можно через русло сделать совсем невысокие запрудики, которые скрыты под водой, чтобы предотвратить его размыв.
В нашем хозяйстве почти вся пашня расположена на склонах. Таков уж рельеф в северной части Чувашии. Поэтому она очень подвержена плоскостному смыву.
В первый год председательства я как-то зашёл в Верхне-ачакскую, тогда ещё восьмилетнюю, а сейчас среднюю школу. В учительской мне показали старинные монеты, различные украшения, принесённые школьниками с поля под названием "Урочище старого кладбища", которое было давно распахано. Позже я и сам видел, как после вспашки этого склонового участка останки от захоронений некрещёных наших предков и различные вещи оказывались на поверхности земли. Следовательно, слой земли толщиной более метра унесён в Каспийское море. В скором времени этот участок засеяли люцерной, и с тех пор местность эту не тревожит плуг.
Вместе с работами по прекращению донной эрозии в оврагах в колхозе были предприняты необходимые действия против плоскостного смыва пашни. Постепенно по мере накопления опыта они становились все более и более многообразными. В первую очередь наиболее эродированные склоновые участки пашен заняли многолетними травами, в основном люцерной. Тем самым на 1282 гектарах вокруг оврагов создали четыре почвозащитных севооборота, отделив их от полевых севооборотов лесными полосами. Площади под многолетними травами довели до 45% от пашни, в том числе бобовые и их смеси - 41% от пашни. Это в основном клевер красный и белый, люцерна и их смеси со злаковыми.
Раньше мы стремились оставлять побольше чистых паров. Но на наших склоновых землях они нередко сильно смывались летними ливневыми дождями. И по этой причине главный агроном Николай Васильевич Атласов чистый пар в основном заменил клеверным паром, а также начал сеять по зяби рапс. У него короткий вегетационный период, он достаточно подрастает для подкормки скота в предзимье.
Как и во многих хозяйствах, у нас весной озимая рожь частично используется для кормления коров. Но мы эти участки вскоре после скармливания засеваем люцерной без покрова. Именно люцерной потому, что она очень светолюбива и под покровом зерновых развивается весьма слабо. Под покров мы её уже давно не сеем.
Главная суть всех этих вышеперечисленных мероприятий - на возможно более короткий срок оставлять пашню незащищённой растительностью от смыва дождевыми и весенними водами. Если прибавить к этим площадям ещё всегда высеваемые по хорошим предшественникам и поэтому нормально развитые посевы озимых, в основном ржи, то получится, что в нашем колхозе две третих пашни даже в весенний критический период неплохо защищены от плоскостного смыва.
А остальная треть пашни? Или нельзя достичь совершенства в этом деле? Сейчас в нашем хозяйстве убеждены, что проблему плоскостного смыва кардинально можно решить, внедряя почвозащитную систему земледелия на основе контурно-мелиоративной организации территории поля.
Внедрить этот способ попытались в 1972 году, но тогда силёнок не хватило. Снова взялись за это дело через десять с лишним лет. Помог Илья Павлович Прокопьев, работавший первым секретарём обкома КПСС. Благодаря ему наш колхоз недели на две заполучил многоковшовый экскаватор и осенью 1985 года на 125-гектарном поле успели заложить эксперимент.
В основе этого метода лежит создание системы горизонтальных водорегулирующих лесных полос из двух рядов деревьев с водопоглощающей канавой между ними или одного ряда деревьев, расположенного в этом случае на верхней стороне канавы. Канавы шириной 0,6 метра, глубиной 1,6 метра (в нашей местности глубина замерзания земли - 1,4 метра) заполнены хмельботвой, соломой и т.д. Чтобы не было продольного размыва, через каждые 50-60 метров, в них созданы поперечные перемычки. Ширина такой лесополосы с водопоглощающей канавой вместе составляет 6 метров, если деревья посажены в два ряда. Расстояние между лесополосами зависит от крутизны склона. В нашем экспериментальном поле 5 полос, расположенных друг от друга на расстоянии 220-290 метров.
Естественно, обработка почвы между лесополосами ведётся только горизонтально.
Уже через несколько лет мы убедились, что опыт удался: практически нет смыва почвы, даже и по зяби; влага на этих небольших полях - по 10-15 га - максимально впитывается в землю; урожаи выше. Поэтому в последние годы ещё на 600 гектарах склоновых земель провели аналогичные работы. Если дело дойдёт до создания отдельных крестьянских хозяйств, то такая организация территории полей даёт для этого оптимальные условия.
Многое сделал для успешного внедрения этого опыта, как и всего комплекса противоэрозионной агротехники, Н. В. Атласов. Он в последние годы расширил вышеназванный эксперимент, внедряя полосное размещение по горизонталям на склонах многолетних трав вперемежку с зерновыми.
Проведение в жизнь всех этих мероприятий резко снизило смыв почвы, пашня уже не съедается оврагами. На всех уровнях от водораздела до дна оврага вода лучше впитывается в землю, поднялся уровень грунтовых вод, оживают родники, на территории колхоза улучшается и микроклимат. Выпадает, как было когда-то, сильная роса, часты туманы, так необходимые хмелеплантациям, растут урожаи. И вид местности неузнаваемо изменился. Каскады прудов в сочетании с лугами по склонам, с лесопосадками на крутосклонах оврагов и лесополосами на соседних полях создают радующий глаз ландшафт.
Иногда, глядя на уходящие в даль зелёные рощи вперемежку с лугом, с полями многолетних трав и зерновых, с прудами в оврагах и балках, думаешь: господи, неужели всего этого не было? Да, не было. Четверть века назад здесь была лишь удручающая картина быстрого оскудевания земли и нашей природы, а память детства, прошедшего среди остатков былой роскоши природы в овраге между двумя деревнями, в котором тогда ещё сохранились остатки от больших крестьянских садов и бесчисленное множество различных деревьев, с которых мы летом не слезали, и где сейчас растут лишь несколько вётел, - эта память детства напоминала, что такая же роскошь была прежде и в этой местности, совсем неподалёку от моей родной деревни. Конечно, так было прежде и здесь. И обстоятельства жизни, заставившие добывать камень в спокойных прежде оврагах, заставили повсеместно вырубить деревья, крестьянские сады, растущие в оврагах, но уже на колхозных землях, под корень стравить скотиною иву и ольху по малым речкам.
Первые четыре гектара леса посадили в полностью эродированном овраге (в народе его называли "Неметке варѐ") в 1966 году около деревни Яровойкасы - там были дуб, вяз, тополь, сосна. Бригадир Василиса Яковлевна Яковлева как зеницу ока оберегала посадки от потравы. И случилось чудо. Через два года после посадки в этом овраге с осыпающимися склонами из междурядий скосили замечательное разнотравное сено по 31 ц с гектара. Это точная цифра, так как сено выдали колхозникам через весы. Вскоре лес подрос и чудесно преобразил эту местность. В прошлом году здесь провели рубку ухода. Это была большая поддержка колхозу и жителям Яро-войкасов, ибо цена на лес сейчас баснословно выросла.
В первое время сажали лес понемногу: по два-четыре гектара в год. Потом стали сажать по 5-6 гектаров. В 1973 году посадили 27, в 1974 - 20 гектаров леса, и эта работа до сих пор продолжается. Большую помощь оказывал в этом деле Ядринский лесхоз. На плановую площадь лесопосадок - а это обычно три-четыре гектара, - он выделял саженцы бесплатно. А на сверхплановую приходилось доставать самим.
У нас у каждой семьи есть выращенный им кусочек леса. Потому что все трудоспособные, проживавшие на территории колхоза, в честь 60-летия Октябрьской революции в 1977-79 годах посадили, потом вели уход и вырастили на общественных началах, т. е. бесплатно, по сто корней деревьев. Немало семей, вырастивших по 300-400 деревьев. Таким образом выращено 45 гектаров леса. А весь созданный в хозяйстве комплекс овражно-балочных, полезащитных и водорегулирующих лесных полос в настоящее время занимает 217 гектаров.
Выбор породы деревьев для лесопосадок зависит в первую очередь от местности. Так мы убедились, что сосну нежелательно сажать на северных склонах, так как там накапливается много снега и он весной ломает саженец. А дуб лучше сажать на северном склоне, здесь для него больше влаги, которой ему не хватает на южном склоне оврага, и он лучше приживается. А что под снегом - и хорошо: в первые годы, когда дуб слабенький, не стравит заяц, большой до него любитель. Днища оврагов занимают ива, ветла, ольха, тополь, а для создания настоящей чащобы, которая необходима для многих диких животных, - черёмуха. На крутосклонах оврагов выращиваются главным образом липа, берёза, рябина, дуб. А в лесополосах - берёза, сосна, липа, которая, конечно, сперва многие годы в полевых условиях даёт небольшой прирост, но тут берётся в расчёт долговечность и медоносность липы. Сперва весьма широко использовали в лесополосах сосну, но сейчас этого не делаем, так как под нею мало гнездятся насекомые - опылители. А вот берёза, хотя она высасывает массу воды, идеальна в этом отношении: под ней травостой не густой, что создаёт наилучшие условия для диких пчёл-опылителей, гнездящихся в земле. За ней и ухода не надо: посади - сама вырастет.
Необходимость создавать кормовые и защитные условия для диких животных, птиц и насекомых-опылителей тоже играет немаловажную роль в выборе пород.
В защищённых от ветра местах создаём хотя бы небольшие участки ели. Она в зимние морозы для множества диких животных и птиц как тёплый сарай для домашних животных. И кормовая ценность её посадок в десять раз выше, чем у сосны: настолько питательны семена, заключённые в её шишках. Имеем и кедровый участок. Во многих местах насадили рябины - для птиц и для красоты. Сейчас население, в отличие от прежних времён, не особенно собирает её. Стараемся везде по оврагам рассредоточенно выращивать древовидную иву, дающую ранней весной массу корма множеству полезных насекомых. В нескольких местах, намечаемых в будущем под пасеки, высажены не только деревья - медоносы и пыльценосы, но и деревья, выделяющие вещества, необходимые для создания пчёлам прополиса (это тополь, берёза и т.д.).
В своё время в полевых лесополосах, разделяющих полевые и почвозащитные севообороты, выращивали 5-7 рядов деревьев. Потом убедились, что это неразумно, так как накапливается много снега, что потом мешает во время посевной из-за неодновременного созревания почвы. Вполне достаточно 1-2 ряда деревьев в одной лесополосе. При этом и снег ровно кладётся в поле на расстоянии, превышающем в десять раз высоту деревьев лесополосы, и уменьшается скорость ветра. По данным учёных, если скорость ветра на открытом поле 17 м/сек, то первая лесополоса уменьшает её до 16 м/сек, вторая - до 12 м/сек, третья - до 10 м/сек. С заветренной стороны действие лесных полос прослеживается более чем на один км.
Также убедились, что в лесополосах кустарники нежелательно иметь именно по этой причине - из-за накопления ими снега.
Кустарники, в первую очередь шиповник, выращиваем во многих местах на ветроударных склонах, и не только ради накопления снега, но и для создания защитных условий для куропаток: лисицы туда не сунутся.
Леса в хозяйстве стараемся выращивать не большими сплошными массивами, а так, чтобы они росли неширокими куртинами, составляя сложную мозаику границ с окружающими лугами и полями. При этом максимально увеличиваются границы соприкосновения всех этих угодий, что положительно влияет на их продуктивность, создаёт лучшие условия для обитания многих животных и птиц, и особенно - для мира полезных насекомых, опылителей цветковых растений и энтомофагов, защищающих поля от различных насекомых - вредителей.
 
КООПЕРАЦИЯ С ЛИЧНЫМ ПОДВОРЬЕМ
Конечно, если бы в начале 70-х годов имели представление о возможности создать чудесные выпасы, пастбища на пашне из белого клевера с овсяницей, на такое противостояние со значительным числом колхозников из-за необходимости прекращения пастьбы скота в оврагах мы никогда бы не пошли. Но, повторяем вышесказанное, мы тогда не видели иного пути, для нас победа над страшной эрозией почв в колхозе была вопросом, так сказать, жизни и смерти.
В начале 80-х годов где-то я прочитал или кто-то из научных работников Москвы посоветовал испытать белый клевер для организации выпасов. С этого все и началось. А выбрали овсяницу, так как у неё корневая система чуть-чуть поглубже, чем у райграса, и он для наших, часто затрагиваемых засухой земель подходит лучше. И постепенно рядом с каждой деревней мы создали хорошие выпасы из белого клевера с овсяницей. Они практически выдерживают любую нагрузку скота в течение 4-5 лет. Обычно на одну корову приходится 0,20 га. Всего таких пастбищ для скота населения сейчас более 300 га. И все это бесплатно для всех. Эти выпасы очень выгодны: дают максимум привеса в лучшие летние месяцы, органические удобрения остаются сразу в поле, нет потрав зерновых - так как вокруг деревень почти одни травы. А за огородами каждого хозяйства на привязи целый день кормится телка или бычок, и дети им воду носят вёдрами в жаркие летние дни. А чуть подальше от огородов пасётся крупный рогатый скот населения. Рядом с каждой деревней - пруд для водопоя.
И сейчас после сенокоса скот пасётся в оврагах, но весьма незначительно. Ибо пастбища рядом с деревней. Поэтому потравы лесопосадок нет, да и раньше почти что не было.
Конечно, выделяя для личного подворья столько земли, колхоз уже не может сохранить прежнее поголовье. Ибо содержать скотину без хорошего кормления - это прямой убыток общественному хозяйству, то есть всем колхозникам.
Но на территории колхоза общее поголовье не сокращается. А в личном подворье корма используются значительно лучше, чем на колхозных фермах, да и организация работ в колхозе весьма упрощается. И стар и млад на заготовку кормов для себя выходит всей деревней. И в любую погоду они заготавливают хорошее сено, 20% которого идёт на колхозную ферму, естественно, с оплатой за заготовку.
Весьма показательно, что значительная часть жителей наших деревень переоборудовала свои прежние небольшие сараи на громадные для личных подворий: в них свободно помещается 6-8 тонн сена, а внизу содержится скот.
Вроде предчувствуя, куда жизнь пойдёт со временем, мы в колхозе уже много лет назад взяли курс на ликвидацию множества мелких ферм. Строить туда дороги, газифицировать, механизировать - весьма накладно, и никогда сейчас не оправдывается. И уже видим, как были правы. Попробуй отремонтируй эти стародавние помещения, когда 1 куб. м леса стоит 5 тыс. рублей. А вот взятый курс на строительство дорог, водопроводов, газификацию деревень полностью оправдался, на очереди - асфальтирование дворов колхозников. А строятся-то селяне за свой счёт.
Удивительно, как природа способна лечить себя. После прекращения пастьбы скота в этих оврагах постепенно изменился ботанический состав трав, появился весь букет "благородных" (костёр, тимофеевка, ежа, красный клевер и т.д.) и лекарственных трав - вплоть до тмина. И это в наших выгрызанных оврагах, где ничего не росло, кроме мятлика, одуванчика и шучки по низинам. Обычно до Петрова дня - до 12 июля - не косим, как и в старину. Пусть травы обсеменятся. Всё равно это самое лучшее для скота диетическое, лекарственное сено, которое все оставляют на критический период - на весенние месяцы.
 
БЕЗ ЯДОХИМИКАТОВ
Да и "химией" пользуемся весьма ограниченно. Не ставим цели добиваться высокого урожая любым путём, а стремимся, насколько это возможно, внедрять элементы биологической системы земледелия.
С 1979 года, кроме как на 84 гектарах хмельников, вообще не применяем ядохимикаты - даже на предпосевной обработке семян. И это благотворно влияет на почвенную микрофлору, на мир насекомых, диких животных и птиц. Ведь ядохимикаты, разрушая сложившийся биоценоз, создают условия для массового размножения видов, которые до их применения не наносили ущерба.
Минеральные удобрения применяем в меру - не более одного центнера в действующем веществе на один гектар. В последние два года их применение в полеводстве даже снизилось на 20%. Колхозная агрохимлаборатория определяет, какого элемента питания растений в почве недостаточно, а какой можно и не вносить. Баланс по азоту все в большей мере стремимся обеспечивать за счёт бобовых многолетних трав.
В колхозе навоз в основном вносится на хмельники, потому что туда много вносятся и минеральные удобрения и навоз здесь крайне необходим как лучший дезинфектор почвы, обогащающий её огромным количеством полезных микроорганизмов.
Бездефицитный баланс гумуса на пашне обеспечивается в основном многолетними травами, а с 1987 года и использованием сидеральных паров (посевы донника, рапса), промежуточных культур (посевы рапса).
Наблюдается тенденция к увеличению гумуса, он сейчас в почве составляет 3,5%. В настоящее время полная агрохимическая съёмка поля проводится раз в 3 года. Добиться ежегодного её проведения до и после уборки урожая - задача ближайшего времени. Ведь это основа программирования урожая. А вслепую вносить минеральные удобрения - это недопустимо и экологически (смываются минеральные удобрения, не использованные растениями), и экономически - удобрения сейчас весьма дороги.
Для борьбы с сорняками и вредителями растений используем агротехнические и биологические способы. Наш колхоз более 10 лет специализировался на производстве семян бобовых многолетних трав, что весьма способствовало засорению полей.
Но тем не менее сорняков в общем целом у нас на глаз кажется не больше, чем в тех хозяйствах, где применяются гербициды. Посев трав с большей нормой высева, глубокая пахота, обеспечение должной густоты зерновых вместе с другими агротехническими приёмами способны подавлять сорняки даже при высокой их засорённости.
Да и надо ли иметь стерильно чистые от сорняков поля и территории? Наверное, никакая травинка не лишняя, в меру и в определённом месте они все имеют право на существование. И в этом случае, наверное, даже пользу приносят, как звенья неизвестных нам экологических систем, как возможные источники необходимых людям лекарств.
Взять тот же одуванчик. Как на него ополчились! Конечно, из-за плохой агротехники он сильно размножился, особенно на многолетних травах. Но он крайне нужен всему миру насекомых. Домашние пчелы, одиночные пчелы, шмели и множество других полезнейших насекомых весной несколько критических недель после цветения ивы и мать-и-мачехи живут в основном на пыльце и нектаре этого солнцеподобного растения.
Где-то на земле должен быть уголок и для репейника, лопуха, пустырника. Они не только лекарственные травы, но и поздние медоносы, а красные подушечки цветков первых двух - последний приют для шмелей и корм для прилетающих с севера птиц, которые любят зимой шелушить их семена.
Пять лет в колхозе действует биолаборатория, в которой выращивается златоглазка для борьбы с вредителями хмеля, подизус - против колорадского жука. Из Чебоксарской биостанции завозим трихограмму. Но главный гарант от вспышек вредителей полевых культур, - это, несомненно, мозаичное сочетание пашни с оврагами и балками, края и склоны которых в значительной степени облесены; расчленение больших полей лесополосами; возделывание на значительных площадях многолетних трав. Все это обеспечивает биологическое равновесие между вредителями полей и их врагами - энтомофагами, базой которых являются эти естественные угодия.
Такая организация территории создаёт хорошие условия также для обитания опылителей цветковых растений-шмелей, диких одиночных пчёл, гнездящихся в земле и трухлявых деревьях, и ос. Ведь дикие опылители в основном летают на расстояние до 300 метров.
Это благодаря им да домашним пчёлам мы в своё время получали значительные доходы от реализации семян люцерны, клевера красного и белого, донника и т.д. По данным учёных, полезная деятельность каждой дикой одиночной пчелы на семенном участке люцерны компенсирует потерю урожая семян, причиняемую четырьмя тысячами люцерновыми клопами. Настолько эффективна их работа в отличие от домашней пчелы.
Для поддержания необходимой численности полезных насекомых, - в первую очередь энтомофагов и опылителей, - в колхозе создано 9 энтомологических заказников. Много усилий по их организации приложил Владислав Иванович Потапов, значительное время работавший энтомологом. Наверное, многие наши возрождённые к жизни овраги сейчас можно считать энтомологическими заказниками, так как ядохимикаты и минеральные удобрения в них не применяются, трава косится поздно, весной отава не сжигается, вообще не выпасается скотина или пасётся незначительное время после сенокоса, создаётся кормовой конвейер для насекомых с весны до осени, обеспечивается оптимальная плотность травостоя, которая неодинакова, скажем, для шмелей и одиночных пчёл, рофитов, номий, при необходимости создаются условия для их искусственных гнездовий.
Миллионы энтомофагов и опылителей, находящих приют в нетронутых, нераспаханных, отчасти облесённых оврагах и балках, в лесополосах - это огромное невидимое богатство колхоза, от которого в значительной степени зависит его благополучие.
Неприменение ядохимикатов, возрождение лугов, разнообразие медоносов влияют на качество и количество меда, получаемого на 4 колхозных пасеках. Осенью 1992 года построили необходимые здания для пятой пасеки в живописной местности, где двадцать лет назад был зияющий овраг без единого кустика. На территории хозяйства сейчас 800 ульев - коллективных и частных.
С детства остался в памяти "услан" - огромный, формой тела похожий на шмеля, только чёрный, как уголь. Научное его название, как я недавно узнал, пчела-древогрыз, так как живёт в дуплистых брёвнах, деревьях. И с того времени я его не видел. Думал: исчез в нашей местности совсем, так как и тогда, почти пятьдесят лет назад, был весьма редок. Так вот три года назад на одной из пасек он у нас появился. Природа во многом все же способна возродиться, если будут для этого условия.
Главное для этого - выполнить заповедь В. В. Докучаева: выработать нормы, определяющие "относительные площади пашни, лесов, лугов и вод", естественно, конкретно к каждой местности. И не травить природу ядохимикатами.
Несомненно, идя по пути усиленной химизации в колхозе, можно получить значительно больше продуктов питания. Но с самого начала у нас такой цели не было. А со временем все больше и больше на первый план выходило обеспечение гармонии во всей жизни на территории колхоза - в самой природе, между природой и людьми в процессе производства, между самими людьми. Ведь все это тысячами нитями связано между собой. Усиленная химизация с применением ядохимикатов подрывает саму основу, на которой зиждется гармония всей этой системы - равновесие в природе, между её бесчисленными составными частями.
 
ПРИЕЗЖАЙТЕ К НАМ В АЧАКИ
В трудное время ведётся подкормка диких животных и куропаток. "Последний сноп - перепёлке", - считали чувашские крестьяне и по завершении жатвы на краю поля оставляли горсть несжатого хлеба как благодарность матери-природе за урожай. Эту добрую традицию возродили и в нашем колхозе. От этого хозяйство не обеднеет. А в трудное время множество разных птиц благодаря этому спасутся от голода и гибели.
Думается, завоз кабанов был ошибкой. Хотя они у нас появились уже до этого - после засушливого 1972 года, когда во многих регионах были сильные лесные пожары. Раньше тетеревов в лесу было много. Их токование было слышно и в деревне. А сейчас мало, видимо, гнезда их разоряют кабаны. А насчёт муравейников сомнений нет. Прежде их в наших лесах было полно - метр высотой и более. Почти все они сейчас уничтожены кабанами. Огораживаем их, но разве всех огородишь? Массовое распространение вредителей, а в прошлом году уже не только листья дуба, но в значительной мере и липы были уничтожены ими - возможно, по этой причине. А ведь учёные считают: четыре муравейника на гектар - и лес защищён от вредителей. Наверно, плотность кабанов надо резко снизить, во всяком случае до того, чтобы вред их муравейникам особо не чувствовался.
Добиваемся, вернее, в основном, добились, чтобы рядом с каждой деревней были пастбище на пашне для скота населения; пруды - для поения скота, для купания детей и ловли рыбы; естественный разнотравный луг, где земляники полно для детей, лекарственных трав - обитель для разнообразнейшего мира насекомых, диких животных и птиц; чащоба - чтобы было где гнездиться соловьям, таинственное место для детской души. Особо хочется сказать о луге. Ведь разнотравный луг - не только условие для получения высококачественного молока, но и нечто бесконечно ценное для души. А чуть подальше от наших деревень (от каждой деревни) подросли уже леса, где растут грибы, орехи, лекарственные травы, медоносы для пчёл.
Стремимся, чтобы и на личных усадьбах были укромные места для гнездования пташек. А то большинство огородов у населения так ухожено, что даже певчим птицам негде гнездиться.
Конечно, по охране природы у нас сделано немало, но многое ещё предстоит сделать. Несомненно одно: только с народом можно добиться успехов в этом деле. Народные традиции, идущие из глубины веков, имеют целостную систему привития с детства бережного отношения к природе. В 1970 году Большешемердянский сельский Совет взял под охрану десять дубов, семь лип, одну сосну, родники, курганы. Тогда председателем сельсовета была Фёкла Егоровна Шоркина.
В 1972-1973 годах Николай Павлович Краснов и его отец Павел Дмитриевич из деревни Верхние Ачаки изготовили новые дубовые колоды для родников, а Георгий Петрович Краснов, учителя Сергей Кузьмич Платонов и Иван Михайлович Соловьев две недели расчищали родники и устанавливали эти колоды. Таким образом была восстановлена старинная традиция, в своё время забытая, утраченная, по уходу за родниками.
Охрана природы - не самоцель. Ведь благоденствующая природа - необходимейшее условие и для благоденствия человека, для его возвышения. И, наоборот, эрозия души, общественной нравственности неизбежно ведёт к эрозии и гибели почвы, природы, культуры земледелия.
Весь уклад жизни, и в первую очередь производственная деятельность на селе, должны быть такими, чтобы сообщество растений, почвенных микроорганизмов, насекомых, диких животных и птиц, - то есть сама окружающая природа, - могло процветать в разумных пределах на радость людям и на пользу производству.
К обеспечению такой гармонии и стремится коллектив колхоза. Проблем нерешённых ещё немало. И работы по подгонке производства, уклада жизни к возможностям природы продолжаются.
На решимость пойти на действенную кооперацию с крестьянским подворьем повлияла и проблема навозной жижи на колхозных фермах. Через личные подворья это решается наилучшим образом.
Так как с самого начала был взят курс на сохранение всех деревень, не стали концентрировать и технику. Машины и трактора находятся в пяти участках, и, насколько это возможно, равномерно стараемся развивать в социальном плане все деревни.
Рассредоточение техники лучше и для природы: меньше лишней езды. И желателен постепенный уход от тяжёлой техники: ведь, по данным учёных, увеличение плотности почв до 1,2-1,5 г/см3 снижает урожай на 60%.
Старые механизаторы, бригадиры хорошо помнят, какая рыхлая была почва прежде. А сейчас зачастую на полях сплошные глыбы, которые приходится крошить тяжёлыми дисковыми боронами. Из старых книг можно узнать, что многие прежде предпочитали копать картофель деревянными лопатами, чтобы не портить клубни: настолько мягкая была земля.
 
ГЛАВНАЯ ЦЕННОСТЬ
В старину чуваши считали, что Киреметь - один из главных богов в пантеоне языческих божеств - уходит с распаханных мест. Ему нужна была нетронутая местность, целинная земля. Лишь такие земли могли считаться священными. Душа человека, которая находилась тогда в максимальном единении с природой, требовала, чтобы за вторжение в неё с плугом, с топором надо умилостивить окружающую природу, которую чуваши обожествляли, сохраняя часть земель в естественном состоянии. Эти священные места - в действительности заповедные территории. Так что народ в старину понимал необходимость сохранения природы во всём её богатстве хотя бы на части территории. А вот мы до сих пор этого не понимаем, распахивая все, где плуг может пройти, тратя на это огромные ресурсы и получая мизерные урожаи. Много говорим о необходимости интенсивного земледелия, под которым подразумевается главным образом усиленная химизация. Но эта интенсификация должна сопровождаться выведением значительных площадей из состава пашни и превращением их в естественные угодия, чтобы был сохранён природный баланс.
Дом в сельской местности объективно нужен горожанам в первую очередь даже не ради продовольственного самообеспечения, как принято сейчас считать. Жизнь в отрыве от земли, от природы самым отрицательным образом сказывается на их здоровье. Так, в 1988 году в городских родильных домах страны здоровыми оказались лишь 80% детей. Не случайно в развитых странах Запада 70-80% жителей живут в своих домах. Там города окружены полукрестьянскими городками-спутниками, а мелкие фермы в США превращаются сейчас из способа производства в "способ жизни".
Из истории знаем, что немало человеческих цивилизаций погибло, так как руководящая часть общества устраивала себе комфортную жизнь, потеряла представление о суровых реалиях жизни и способность к усовершенствованию общества.
Представляется, что сейчас уже человечество в целом, стремясь удовлетворить все новые и новые свои потребности, ложно считая их истинными ценностями, может потерять действительную, главную ценность, и самое что ни на есть "молоко", сокровенную суть этой ценности - хрупкий, как сейчас знаем, мир природы нашей голубой планеты, способной лелеять человечество, пока светит Солнце. Для этого оно должно освободиться от множества угроз, несущих ему самоуничтожение, и превратить Землю в "планету людей".
Мы живём надеждой и за тёмной вуалью нынешних неурядиц душа в который раз стремится увидеть "берег очарованный и очарованную даль".
Надо разумно и неотложно решить все проблемы, вставшие в настоящее время перед человечеством, чтобы и грядущие поколения могли вслед за поэтом сказать:
Посмотри, моя милая, лучше. Как прекрасна Земля! Снова ливнями выльются тучи, И поклонятся ивы плакучие, И взойдут семена.
 
Текст книги заимствован с сайта http://old.forest.ru/rus/publications/ajdak/
 

--- Подпишись на рассылки и газеты... --- --- Информационная политика портала... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится